образовательно-доверительный сайт


Любовь, эротика и сексуальная этика в доиндустриалъной России (X — первая половина XIX в.). Н. Пушкарёва

Фрагменты из книги Натальи Пушкарёвой «А се грехи злые, смертные... Любовь, эротика и сексуальная этика в доиндустриалъной России (X — первая половина XIX в.)». Книга есть в нашей библиотеке «Любовь, семья, секс и около…»

Натáлья Львóвна Пушкарёва Натáлья Львóвна Пушкарёва (род. 23 сентября 1959, Москва) — российский историк, антрополог, основоположница исторической феминологии и гендерной истории в советской и российской науке. Доктор исторических наук, профессор, заведующая сектором этногендерных исследований Института этнологии и антропологии РАН,

СОДЕРЖАНИЕ

Н. Л. Пушкарева. «Огнь естественный» или «грех поганый»? Источники по истории сексуальной этики и эротики в доиндустриальной России (X — первая половина XIX в.) - 5

Часть I

Древнейшие памятники по истории сексуальной эти¬ки и эротики в России X — XVIII вв.

Канонические церковные памятники XIII — XVIII вв - 13

Литературные памятники XVI — XVIII вв - 117

Из записок иностранных путешественников XVI — XVII вв. - 138

Старинные памятники медицинской письменности XVI — XVH вв 147

Лингвистические памятники XVII в - 151

Источники личного происхождения XI — XVIII вв = 154

Фольклорные памятники конца XVII — XVIII в - 157

М. М. Щербатов. О повреждении нравов в России - 168

Часть II

Исследования по истории любви, эротики и сексуальной этики в доиндустриальной России (X — первая половина XIX в.)

Ева Левина. Секс и общество в мире православных славян, 900 - 1700 (Перев. с англ. В. В. Львова) - 239

О. В. Гладкова. «Возлюбих бо разум еа и благочестие»: Образ идеальной любви в древнерусской литературе - 492

А. В. Пигин. Древнерусская повесть о видении Антония Галичанина - 501

Н. Л. Пушкарева. «Како ся разгоре сердце мое и тело мое до тебе...»: Любовь в частной жизни человека средневековой Руси по ненормативным источникам - 507

П. В. Снесаревский. Представления о любви в памятниках письменности Руси XTV — XV вв 516

В. Д. Назаров. «Срамословие» в топонимике России XV — XVI вв - 551

А. С. Демин. Отрывки из неизвестных посланий и писем XVI - XVII вв - 567

М. Панченко. Скоморошина о чернеце - 569

Е. Л. Мороз. Новгородская былина о Хотене Блудовиче: эпос и эротический фольклор 572

П. Степанов. Списки «барковианы» в рукописном отделе Пушкинского дома - 604

Н. Л. Пушкарева. «Не мать велела — сама захотела...»: Интимные переживания и интимная жизнь россиянок в XVIII в. - 612

Н. И. Павленко. Храм порока - 627

Л. Н. Пушкарев. Ранние русские пословицы и поговорки эро¬тического содержания - - 631

О. В. Давыдов. Залог бессмертия: жизнь и творчество Александра Пушкина в свете сценария уничтожения поэта - 641

Н. Л. Пушкарева, С. А. Экштут. «Cherchez la femme!»: Дневники А. Н. Вульфа как источник по истории русской эротической культуры начала XIX в - 681

Ж.-Ф. Жаккар. Между «до» и «после»: Эротический элемент в поэме А. С. Пушкина «Руслан и Людмила» - 712

Д. А. Баранов. «Золотник», «золотая дыра», матка: Об одном фрагменте мифической анатомии восточных славян 737

И. С. Кон. Русский эрос: постоянство и изменение 747

А. В. Кирилина. Еще один аспект значения обсценной лексики - 775

И. С. Слепцова. Гендерные механизмы регуляции поведения молодежи в традиционной русской деревне - 782

Н. Л. Пушкарева. Послесловие - 799

Словарь малоупотребительных и устаревших слов, выражений, понятий и терминов - 806

Список сокращений - 855  

«Огнь естественный» или «грех поганый»? Источники по истории сексуальной этики и эротики в доиндустриальной России (X — первая половина XIX в.)

История русской сексуальной культуры со всеми ее запретами и предубеждениями — неотъемлемая часть истории русского общественного сознания и менталитета, а в определенной мере — русского национального характера.

Чтобы понять особенности русской сексуальной культуры, историю рождения и формирования различных поведенческих установок и ценностных ориентации, культурных символов, запретов и предписаний, обрядов и обычаев, а также социальных институтов (брака, семьи), нужно обратиться к ее истокам — к древнейшему периоду — X — ХУШ столетиям. Однако, в отличие от стран Западной Европы, монументальные рыцарские замки и монастырские архивы которых сохранили десятки тысяч разнообразных документов и хроник, на Руси X — XV вв. и в Московии XVI — XVII вв. каменных хранилищ для актов и грамот было немного. Число памятников по истории культуры X — ХШ вв., как и вообще по отечественной истории домонгольского времени, исчисляется десятками, а по всему допетровскому периоду (X — XVII вв.) только сотнями и тысячами.

Можно ли считать, что это богатство — вполне, как мы видим, исчислимое — в полной мере отражает реальную жизнь, культурные запросы и уровень развития общественного сознания наших предков?

0б этом можно спорить, но современные историки располагают лишь тем, что дошло до них от тех отдаленных столетий и отложилось в Российском государственном архиве древних актов (Москва), Российском государственном историческом музее (Москва), рукописных отделах Российской государственной библиотеки в Москве и Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге, Библиотеки Академии наук, в местных хранилищах документов и архивах славянских стран.

В комплексе источников по истории русской культуры X — XVIII вв. источники по «истории любви», эротики, сексуальной этики в численном отношении занимают одно из последних мест. Но говорит ли это о том, что и значимость этой стороны культуры была для древних и средневековых русов невелика? Скрупулезное собирание всех, даже самых мелких и отрывочных сведений и фактов по истории русской сексуальной культуры допетровского времени, а также XVIII в. может помочь приблизиться к ответу на этот вопрос.

Работа эта необычайно трудоемка и неблагодарна. Не случайно, что в дореволюционной русской науке попытки публикаций соответствующих источников были нечастыми, и каждая немедленно становилась библиографической редкостью. Издания канонических текстов (то есть церковных нормативных памятников), подготовленные М. И. Горчаковым, А. И. Алмазовым, С. И. Смирновым1, почти невозможно найти даже в столичных библиотеках. Да и они используются только узким кругом специалистов, что мешает введению их в научный оборот. Поэтому предлагаемая публикация источников и исследований по «истории любви», эротики, сексуальной этики России доиндустриальной эпохи — первая попытка собрать воедино разнородные, порой случайные и отрывочные известия и факты, могущие помочь в освещении темы.

В данной публикации наиболее значительную группу источников составляют выдержки из требников, служебников и епитимийников XIII — XVHI вв. Это были своеобразные богослужебные сборники, «употребляе-мые в частных или особенных случаях»2. Как правило, они содержали в себе описания священнодействий («тайн»), тексты молитвословий («треб») и — что особенно ценно для нас — своеобразные «вопросники» для испове¬дей. Наименования они могли носить самые разные: «законоправильники» (так переводили с греческого слово номоканон), «вопросы ко исповедающимся», «чин исповедания», «правила святых отец об епитимьях» и др. Но в любом случае в состав их входил определенный перечень вопросов, касающихся интимной сферы жизни прихожан, а также перечисление «тех или иных дел благочестия (молитвы, пост, паломничество)», которые священник волен был назначить за прегрешения. Такие «дела благочестия» назывались епитимьями (отсюда название соответствующих сборников — епитимийники). Православные священнослужители настаивали на том, что епитимьи не имели значения наказания, меры карательной, но должны были быть исключительно «врачевством духовным», которое исповедающиеся добровольно принимали на себя. Этим древнерусское православное учение существенно отличалось от католического, в котором назначаемые штрафы рассматривались именно как нравственно-исправительная мера, возмездие за грехи3.

Современный исследователь может найти в текстах исповедных вопросов немало материала, воссоздающего «структуры повседневности» отдаленных эпох. Нами взята лишь одна их сторона — история чувственности, интимных отношений, эротики — и опущены многие другие (еще ждущие своих исследователей) — от особенностей повседневного и праздничного питания и пития до традиций общения, труда, досуга, от истории стихийного атеизма до социально-нравственных аспектов взаимоотношений «низших» и «высших» в иерархически построенном обществе.

Собранные в сборнике и переведенные на современный язык тексты удивляют однообразием, как будто все они были «калькой» с какого-то первоначального, основного. Действительно, у древнерусских исповедных и покаянных сборников имелся греческий первоисточник — «Правила Василия Великого» — византийского богослова, жившего в 330 — 379 гг. н. э. Однако, попав на Русь, «Правила...» эти переводились со значительными переработками, интерполяциями (вставками), а сами тексты и вопросы к исповедающимся перерабатывались в соответствии с нуждами, традициями и культурными запросами древнерусской паствы. Эти изменения и переработки в текстах позволяют исследователям искать региональные особенности бытования тех или иных норм и установлений. Меньшая строгость наказания за прегрешения свидетельствует подчас об отмирании тех или иных явлений, редкости их реальных проявлений или же большей терпимости по отношению к ним4.

Вторую группу источников по «истории любви» и эротики составляют источники личного происхождения —письма и записки. Их немного. Несмотря на то, что комплекс новгородских берестяных грамот превысил в настоящее время 750 экземпляров, подавляющее большинство из них — всего лишь начала и окончания официальных документов, судебных исков, записок о поминовении усопших, заказов, подсчетов с бесконечными «купи», «принеси», «дай» и «пришли». Лишь два берестяных письма имеют отношение к теме любви, индивидуального брачного выбора, личной привязанности. Помимо них, в сборнике представлены образцы любовных посланий XVII столетия, а во второй части сборника — исследования современных литературоведов, размышляющих об их типичности для того времени.

Третью группу памятников составили литературные произведения XVI — XVII вв., содержащие эротические описания чувственной страсти. До этого времени, до того как — по свидетельству современников, «старина с новизной перемешалися» — в официальной литературной традиции, развивавшейся под сильным влиянием православия, — подобные описания, равно как упоминания о чувственности и неплатонической любви, практически не встречались.

Еще одну группу источников, позволяющих реконструировать «любовный быт» допетровской эпохи, составляют свидетельства иностранных путешественников и особенно — «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно», составленное голландским путешественником XVII в. Адамом Олеарием. Его впечатления от общения со столичными жительницами, его оценки их раскованного поведения весьма заметно отличаются от стереотипного восприятия «московиток» того времени, терпевших якобы муки заточения в теремах.

Ценнейшим лингвистическим памятником, характеризующим отсутствие табу в языке московитов предпетровского времени и одновременно позволяющим составить представление о повседневном (в том числе — интимном) быте жителей России XVII в., является «Русско-английский словарь-дневник» англичанина Р. Джемса, который составил его после неоднократных посещений главного торгового порта Московии — Архангельска.

К числу редких источников по истории культуры относятся тексты лечебников и травников—старинных памятников медицинской письменности, сохранивших, помимо рецептов различных притираний и мазей, призванных помочь в лечении болезней половой сферы, тексты «чародейных» заговоров о том, как приобрести «силу, возбуждающую естество».

Наконец, последний комплекс памятников эротического содержания составляют фольклорные источники — пословицы, выбранные К. Карэй из собраний В. И. Даля и А. Н. Афанасьева (и, следовательно, бытовавшие с конца XVII — начала XVIII в.) и ранее не публиковавшиеся по морально-этическим соображениям. Некоторые из них — судя по содержанию, использованным словам — несравненно более позднего происхождения, нежели тексты записок иностранных путешественников или канонических правил; однако и они способны внести лепту в характеристику интимного быта русских крестьян и небогатых горожан доиндустриальной эпохи.

Так или иначе, каждый из перечисленных выше видов исторических источников вносит свой вклад в историю русской сексуальной культуры, показывая ее как противоречивое сосуществование осуждаемого чувственного влечения, любви эротической и в то же время естественной — и любви духовной, платонической, историю борьбы между «разжиганием плоти» и «вельми засумневавшимся» разумом, вынужденным, однако, следовать общим предписаниям.

Во второй части книги читатель найдет исследования современных зарубежных и российских историков, источниковедов, литературоведов, основанные на анализе некоторых из перечисленных выше памятников. Среди них особо следует выделить результаты работы американской исследовательницы Евы Левиной, первой в мировой науке обратившейся к этим табуированным в бывшем СССР сюжетам и написавшей большую книгу по истории сексуальной культуры православных славян за восемь веков (900 — 1700 гг.)5. Ева Левина использовала для этой цели выявленные ею в архивах России, Сербии и Болгарии канонические памятники. Наиболее информативные главы из книги Е. Левиной, относящиеся к теме настоящего издания, мы воспроизводим в переводе в данном томе. Статьи российских авторов как бы продолжают тему, впервые «поднятую» американским историком, вводя в оборот новые типы и виды исторических документов и показывая, что наши знания о прошлом, в том числе в таком их аспекте, как сексуальность и эротика, требуют дальнейшего всестороннего изучения.

Н. Л Пушкарева

Статьи, относящиеся к этой же теме:

Путеводитель по сайту и основным вехам в познании любви. Е.Пушкарев

История культуры любовного чувства. Е.Пушкарев

«Любы творять елико хощеть»: любовь и сексуальность. Древняя Русь XI–XIII вв. В. Долгов

Суеверия и правда любви. М.О.Меньшиков

Любовь и новая мораль. А.М.Коллонтай

Философия любви и философия сексуальности: в истории развития человеческой культуры и современном психоанализе. В.П.Петров.

Эрос и культура: Философия любви и европейское искусство. Шестаков В. П.

Осмысление любви в древнем мире. Архаический дискурс и квазисубъект любви. В.М. Розин.

Эрос в историко-культурной перспективе: античность, христианство, ислам. Г. Я. Стрельцова

Феномен неограниченного сексуального поведения в историческом контексте разных типов сексуальной культуры. М. Конина, А. Холмогорова

Суть любви. Е. Пушкарев.

Что такое любовь. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: отношения. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: лидерство в любви и браке. Е Пушкарев

Психология любви. Е.Пушкарев

Тест на любовь: «шкала любви» З.Рубина.

Зигмунд Фрейд о любви.

Книги из нашей библиотеки «Любовь, семья, секс и около…» по данной теме приведены в

История культуры любовного чувства. Е.Пушкарев

Эрих Фромм

Поиск по сайту

Желающие оказать спонсорскую поддержку Клубу "ПРОСВЕЩЕННАЯ ЛЮБОВЬ" могут это сделать через
Яндекс деньги :
кошелек
410014252323944
или Сберкарту, подробности : club1@mail.ru
Заранее благодарны.

Важна ли тема любви для вас лично?

 Да, несомненно
 Думаю, это важно
 Интересно почитать...
 Мне безразлично
 Пустой сайт
  Результаты опроса

Rambler's Top100 Rambler's Top100

Индекс цитирования

Экология и драматургия любви

Наш сайт о природе любви мужчины и женщины: истоки, течение, около любовные переживания и расстройства.


Default text.

Ознакомительную версию книги можно скачать Миникнига

Из книги вы узнаете: любовь между мужчиной и женщиной исключительно положительное чувство. А очень похожая влюбленность с любовью никак не связана. А недоброкачественная влюбленность - мания, она же "наркоманическая любовь", "сверхибирательная любовь" "folle amore" (безумная любовь (ит.) не только никакого отношения к любви не имеет, а и совсем болезненное расстройство.

А научиться их различать не так уж и сложно.

У человека нет врожденного дара, отличать любовь от влюбленностей, других

псевдолюбовных состояний это можно сделать только овладев знаниями.

Жизнь удалась

Примеры настоящей любви

Пара влюбленных

Драматичные влюбленности известных людей, которые не сделали их счастливыми