образовательно-доверительный сайт


Развод с психологической, научной точки зрения. Л. Гозман.

Л.Я.Гозман. Глава из книги Л. Гозмана «Психология эмоциональных отношений». Об авторе: Леонид Яковлевич Гозман, кандидат психологических наук. С 1976 года преподает в МГУ.

Распад эмоциональных отношений является для человека исключительно тяжелым переживанием и оказывает серьезное деструктивное воздействие на его психическое и соматическое состояние. Так, дети, разлученные, даже временно, с матерью или считающие, хотя бы и ошибочно, что они лишились ее любви, хуже развиваются, чаще находятся в депрессивном состоянии, становятся более агрессивными в общении со сверстниками и т. д. . Это проявляется, например, в известном синдроме госпитализации — ухудшении общего состояния ребенка в детском учреждении, большей подверженности его в период нахождения там различным заболеваниям и более длительных сроках выздоровления. Было показано, что даже процент летальных исходов в детских клиниках зависит, прежде всего, от поддержания отношений ребенка с матерью (обзор данных о влиянии нарушения эмоциональных отношений на ребенка приводится в работе А. Монтегю ).

Достаточно серьезные последствия имеет хроническое нарушение эмоциональных отношений и для взрослых людей. Как считают Б. Блюм, С. Ашер и С. Уайт, «не вызывает сомнения связь между дезорганизацией отношений в семье, с одной стороны, и психическими и эмоциональными расстройствами, с другой». Развод является фактором риска для алкоголизма, суицида, автомобильных катастроф. Среди одиноких американских мужчин в возрасте старше 65 лет, по сравнению с их семейными сверстниками, в два раза выше смертность от рака легких и желудка, в 10 — от туберкулеза, в 7 — от цирроза печени. Во всех возрастах смертность от инфаркта значимо выше у одиноких, чем у семейных. Одно из катамнестических исследований влияния распада эмоциональных отношений показало, что за 9 лет, прошедших после разрушения аффективных связей со значимыми другими, среди тех, с кем это произошло, умерло вследствие различных причин в два раза больше (в процентном отношении) людей, чем в уравненной с ними по социально-демографическим показателям группе мужчин и женщин, сохранивших контакт с близкими. С обзором соответствующих данных можно познакомиться в работах Ю. Е. Алешиной, Л. Пеплау, Д. Перлман.

Распад и прекращение взаимодействия не означают, что партнер становится эмоционально нейтральной фигурой. Как показал Р. Вейс, в течение длительного периода, доходящего иногда до нескольких лет, сохраняется субъективная эмоциональная связь с партнером. Причем, связь эта сохраняется и после установления новых, благополучных эмоциональных отношений с другим человеком (исключением являются те случаи, когда прежние отношения были прерваны ради легализации уже сформировавшихся эмоциональных связей с другим партнером). По мнению Р. Вейса, феноменологически реакция на распад эмоциональных отношений напоминает реакцию ребенка на потерю объекта привязанности, близость этих переживаний некоторыми их субъектами осознается.

Ведущими по отношению к партнеру являются агрессивные чувства, гнев, склонность атрибутировать ему различные негативные черты и вину за распад взаимоотношений. Весь синдром отношения к бывшему партнеру характеризуется, однако, амбивалентностью — негативные чувства соседствуют с позитивными. Длительное время после прекращения стабильного взаимодействия, например, после расторжения брака, продолжаются спорадические встречи, часто сопровождающиеся сексуальными отношениями, партнеры стремятся к восстановлению отношений в той или иной форме и т. д. Бывший партнер часто выступает в качестве мысленного собеседника, взаимоотношения с ним составляют существенное содержание сновидений, эмоционально заряженными, причем не только негативно, но и позитивно остаются и связанные с ним объекты (вещи, определенные районы города и пр.). Таким образом, процесс распада эмоциональных отношений является процессом, пролонгированным на интрапсихическом уровне.

В чем причины распада эмоциональных отношений? На уровне обыденного сознания и в ряде специальных работ в качестве таковой выдвигается некое, неприемлемое с точки зрения сложившейся структуры общения событие. Примером может служить адюльтер, совершение партнером каких-либо аморальных действий, разоблачение обмана и т. д. Распад эмоциональных отношений рассматривается здесь фактически как одномоментное событие, крах. Его пролонгация связана лишь с определенной инертностью психики и может быть охарактеризована как последействие. Однако ни эмпирические исследования, ни даже элементарная логика не подтверждают эту, столь простую концепцию. Прежде всего нет никакой психологической необходимости разрушения эмоционального отношения даже и после самого неприятного события. Изучение конфликтных семей; а также сексологические исследования, посвященные, в частности, проблеме внебрачной сексуальности, убеждают в том, что не существует единообразной реакции на те или иные поступки человека.

В некоторых семьях, например, супруги мирятся с повторными адюльтерами, обманами, жестокостями и т. д., при резко негативном, на уровне установок, отношении к этим явлениям. В других — проявление этих форм поведения приводит к разрыву. Можно предположить, что событие, которому сторонние наблюдатели, да и сами участники отношений приписывают роль причины распада, в действительности является не более чем последним толчком или даже поводом для разрыва. Если, например, информация об адюльтере приводит к немедленным действиям, направленным на расторжение брака, то можно с уверенностью сказать, что внутренняя готовность к разводу к этому моменту уже была сформирована. В противном случае эта информация просто не была бы принята или была бы обесценена и т. д. Словом, она была бы преобразована таким образом, который позволил бы сохранить когнитивный баланс в системе положительных установок на партнера (идущие от Л. Фестингера социально-психологические исследования когнитивного баланса демонстрируют, какие широкие возможности есть у человека для того, чтобы в случае субъективной необходимости игнорировать даже очевидные факты).

В конце концов, о наших близких нам постоянно становятся известными не только позитивные, но и негативные факты. Возможность или невозможность их ассимиляции определяется внутренними параметрами отношений. Другая причина может состоять в наличии у одного или обоих членов пары таких характеристик, которые делают их неспособными к длительным эмоциональным отношениям. Распад, таким образом, оказывается предопределенным. Действительно невротические особенности субъекта делают сохранение им эмоциональных отношений менее вероятным. Однако, исходя из этого представления, мы не продвигаемся в нашем понимании механизма распада, т. е. того, каким именно образом эмоциональные отношения, в частности любовь, сменяется амбивалентным синдромом чувств и затем исчезает. Кроме того, действенность этих неблагоприятных характеристик часто переоценивается, в качестве возможных детерминант «неизбежности» краха начинают выступать не только уровневые, но и процессуальные личностные характеристики, для чего нет фактических оснований. Факты говорят о том, что такие черты, как экстраверсия, ригидность, доминантность, темповые характеристики и т. д. никак не влияют на стабильность эмоциональных отношений. Задача состоит не в том, чтобы определить, какие черты благоприятны для поддержания стабильности и не представляют собой факторов риска, а затем стремиться подобрать или переделать человека по этому образцу, а в том, чтобы найти такие пути реализации его личностных особенностей, которые, будучи ему наиболее близки, смогут одновременно и способствовать стабилизации отношений.

Представление о роли личностных свойств в предопределении распада эмоциональных отношений логично приводит к атрибуции ответственности за распад определенному соотношению этих свойств, т. е. «несовместимости». Действительно, некоторые соотношения психологических и психофизиологических характеристик двух людей могут осложнить их взаимодействие и, следовательно, увеличить вероятность распада. Примером может служить резко выраженная у обоих партнеров потребность в доминировании, некоторые соотношения темпераментных свойств и т. д. Однако исследования по психологии семьи, показывают, что ни одно из этих соотношений не носит фатального характера, часть пар и при этих неблагоприятных соотношениях сохраняют стабильные эмоциональные отношения. Таким образом, на наш взгляд, «несовместимость», способствуя разрыву, не может, тем не менее, выступать в качестве объяснительного принципа распада эмоциональных отношений.

В качестве еще одной причины может выступать просто отсутствие тех факторов, которые способствуют развитию эмоциональных отношений и их стабилизации. И. Альтман и Д. Тейлор предположили, что процесс распада эмоциональных отношений есть процесс развития, идущий в обратном направлении. Они даже предложили аналогию с фильмом, прокручиваемым в обратную сторону. Такая модель представляется обоснованной для начальных этапов формирования эмоциональных отношений. Действительно, отсутствие вызывающих аттракцию свойств, например внешних, у потенциального партнера или наличие другой более привлекательной альтернативы может привести к тому, что отношения просто не начнутся. Аналогично и в период развития эмоциональных отношений отсутствие, например, достаточного уровня сходства может привести к тому, что пара не пройдет очередной фильтр. Однако, как мы убедились ранее, по мере развития отношений их детерминация усложняется, становится более многозначной.

Начиная с какого-то момента уже невозможно с определенностью сказать, какие свойства или их соотношение определяют дальнейший прогресс аттракции. Следовательно, и применимость модели обратного развития начинает вызывать сомнение. Кроме того, оказались неверными и многие предсказания этой модели. Так, процесс распада эмоциональных отношений сопровождается не снижением интенсивности коммуникации, как следует из гипотезы И. Альтмана и Д. Тейлора, а увеличением, не снижением уровня самораскрытия, а изменением его содержания (уровень же часто возрастает) и т. д. Таким образом, модель обратного развития верна лишь для формирующихся эмоциональных отношений, но нерелевантна феномену распада достаточно глубоких эмоциональных отношений.

На наш взгляд, основной причиной распада эмоциональных отношений следует считать особенности взаимодействия внутри пары, т. е. сам процесс общения. Причем этот процесс распада не должен рассматриваться как патологический, — мы уже говорили, что большая часть эмоциональных отношений заканчивается распадом. Таким образом, процесс распада есть процесс нормальный, хотя и не неизбежный.
Процесс распада может быть описан на разных уровнях — внутриличностном (как это сделано в упоминавшейся работе Р. Вейса ), диадическом, выводящем все закономерности распада из особенностей взаимодействия в диаде, групповом, ориентированном на понимание распада в системе взаимоотношений членов пары с другими людьми. Наибольшее внимание в социальной психологии до сих пор уделялось диадическому подходу, который при всех своих преимуществах оставляет за скобками роль общения субъекта с другими людьми (они могут выступать как альтернативные объекты эмоциональных отношений, как референтные группы для оценки своих отношений и т. д.) и с самим собой (мечты, фантазии, самоанализ и пр. могут служить подготовкой к распаду). Необходимо, естественно, учитывать и половые различия — процесс распада отношений проходит у женщин и у мужчин далеко не одинаково.

Одной из немногих попыток синтеза этих подходов является модель процесса распада эмоциональных отношений, предложенная С. Даком. Он делит процесс распада на четыре фазы: интрапсихическую, диадическую, социальную и фазу, получившую название фазы «отделки». Каждая имеет свою специфическую задачу, свои проявления (которые частично могут быть зарегистрированы в ходе эмпирического исследования), свой результат.

Цель интрапсихической фазы состоит в понимании того, что именно в данных отношениях является неудовлетворяющим, идентификации своих проблем с определенными аспектами отношений, повышении уровня удовлетворенности партнером и отношениями с ним. В попытке достижения этих целей субъект повышает внимание к таким характеристикам своих эмоциональных отношений, как справедливость и равенство, увеличивается степень личностной атрибуции в описании им действий партнера, растет враждебность к партнеру, стремление оценивать и сравнивать его с другими людьми, появляются тенденции к обсуждению своих отношений с референтами, растет чувство вины и неопределенности, тревожность. Результатом прохождения первой фазы является решение об эксплицировании конфронтации с партнером.

Цели второй, диадической, фазы уже иные. Это, во-первых, конфронтация с партнером, а затем перестройка или прекращение отношений. В течение этой фазы в общении партнеров начинают преобладать негативные моменты, продолжается ухудшение состояния — все больше возрастает чувство вины, тревожности и т. д. Для этой фазы характерны приватные дискуссии между партнерами («выяснение отношений»), экспериментирование со своими отношениями, активный поиск новых форм, склонность к фантазиям о будущем. Все это направлено на поиск возможностей для перестройки и сохранения отношений в их новом варианте. Результатом может быть либо успех на этом пути, либо решение о прекращении отношений.

Задачами третьей фазы являются собственно прекращение отношений, информирование об этом значимых других и получение их «санкций», минимизация негативных (психологических и социальных) последствий прекращения отношений. На этой фазе наблюдается постоянный переход от ссор к примирениям, актуализируется сомнение и тревога по поводу своего будущего, страх одиночества и т. д. Одновременно активизируется тенденция к возложению на партнера ответственности за неудачу, партнеры становятся более общительны и болтливы. В результате они добиваются принятия факта прекращения их эмоциональных отношений окружающими людьми. Фаза «отделки», протекание которой происходит наиболее индивидуально, посвящена реинтерпретации происходящего с целью создания наиболее благоприятной и нетравмирующей истории эмоциональных отношений с бывшим партнером. На основе этой модели, которая рассматривает процесс распада эмоциональных отношений как общий по структуре для всех пар, разработаны уже и такие схемы, которые позволяют описать не только общие, но и специфические для данной пары закономерности процесса распада. В качестве примера можно привести последовательность фаз распада, предложенную Л. Ли. Согласно Л. Ли, выявляются пять стадий: осознание неудовлетворенности, выражение неудовлетворенности, переговоры, решение, трансформация. Каждый конкретный случай включает в себя либо полный, либо неполный набор фаз, причем последовательность их может меняться, некоторые появляются больше одного раза и т. д. (Такой индивидуальный вариант распада автор назвал сценарием.)

Например, после фазы переговоров субъект может вновь вернуться на фазу осознания неудовлетворенности и начать процесс сначала. Другой вариант — непосредственно после выражения неудовлетворенности перейти к трансформации отношений. Чисто теоретически существует огромное множество вариантов. Проведенный авторами ретроспективный анализ 112 случаев распада эмоциональных отношений дал, однако, возможность несколько сократить число сценариев, выделив наиболее вероятные из них. Отметим, что эта схема сохраняет основное достоинство модели С. Дака — одновременный учет внутрииндивидуальных и межиндивидуальных сторон исследуемого процесса.

Фаза переговоров, по Л. Ли, или диадическая фаза, по Даку, не случайно изучена в психологии более полно, чем остальные стадии процесса распада эмоциональных отношений. Дело в том, что она входит как основная часть в традиционную для социальной психологии проблематику исследований коммуникации, изучаемую на разных объектах от семьи до торговых или политических отношений. Разработанность этой темы дает возможность не ограничиваться здесь общими предположениями, а строить довольно подробные и структурированные блок-схемы, позволяющие моделировать различные «траектории» распада эмоциональных отношений.
Отметим важную особенность процесса распада эмоциональных отношений — он не обязательно направлен на разрыв. Наоборот, наравне с прекращением отношений все время рассматривается возможность их перестройки и сохранения. Попытки такой перестройки (например, схема Л. Ли) могут в ходе процесса распада предприниматься многократно.

В то же время развитие и долговременная стабилизация эмоциональных отношений также предполагают их перманентную перестройку с учетом изменения внешних условий и личностных особенностей членов пары. Исследований этого процесса пока нет, но, очевидно, что он принципиально не отличается от тех процессов осознания и выражения недовольства, переговоров и прочего, о которых говорилось выше. Аналогично тому, как невозможно представить себе ровного, бескризисного развития личности взрослого человека (см. Б. G. Братусь), нереальны и длительные эмоциональные отношения, которые сами участники не подвергают периодически ревизии и пересмотру. Распад и стабилизация — это две стороны одного и того же процесса. Без той феноменологии, которая обычно связывается с процессом распада, отношения не могут развиваться, а следовательно,- и стабилизироваться. Таким образом, процессы распада входят как необходимая составная часть в процессы стабилизации.

Эта страница из раздела Любовь в семье и около.

Статьи, относящиеся к этой же теме:

Суть любви. Е. Пушкарев.

Что такое любовь. Е. Пушкарев

Коротко о любви. Е. Пушкарев

Влюбленность. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: совместимость, любовь. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: отношения. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: лидерство в любви и браке. Е Пушкарев

Психология любви. Е.Пушкарев

Тест на любовь: «шкала любви» З.Рубина.

Ревность глазами психотерапевта. А.Полеев

Измена с разных сторон. Е. Пушкарев.

Кризисы брака. Секс в браке.

Пять языков любви. Гери Чепмен

Психотерапия семейных отношений.

Терапия супружеской любви. В. Альбисетти

Эрих Фромм

Поиск по сайту

Желающие оказать спонсорскую поддержку Клубу "ПРОСВЕЩЕННАЯ ЛЮБОВЬ" могут это сделать через
Яндекс деньги :
кошелек
410014252323944
или Сберкарту, подробности : club1@mail.ru
Заранее благодарны.

Важна ли тема любви для вас лично?

 Да, несомненно
 Думаю, это важно
 Интересно почитать...
 Мне безразлично
 Пустой сайт
  Результаты опроса

Rambler's Top100 Rambler's Top100

Индекс цитирования

Экология и драматургия любви

Наш сайт о природе любви мужчины и женщины: истоки, течение, около любовные переживания и расстройства.


Default text.

Ознакомительную версию книги можно скачать Миникнига

Из книги вы узнаете: любовь между мужчиной и женщиной исключительно положительное чувство. А очень похожая влюбленность с любовью никак не связана. А недоброкачественная влюбленность - мания, она же "наркоманическая любовь", "сверхибирательная любовь" "folle amore" (безумная любовь (ит.) не только никакого отношения к любви не имеет, а и совсем болезненное расстройство.

А научиться их различать не так уж и сложно.

У человека нет врожденного дара, отличать любовь от влюбленностей, других

псевдолюбовных состояний это можно сделать только овладев знаниями.

Жизнь удалась

Примеры настоящей любви

Пара влюбленных

Драматичные влюбленности известных людей, которые не сделали их счастливыми