образовательно-доверительный сайт


Проблемы любви в контексте противоречий современной семьи. В.М. Розин

Глава из книги В.М. Розин «ЛЮБОВЬ И СЕКСУАЛЬНОСТЬ В КУЛЬТУРЕ, СЕМЬЕ И ВЗГЛЯДАХ НА ПОЛОВОЕ ВОСПИТАНИЕ». Книга есть в нашей библиотеке «Любовь, семья, секс и около…».

Об авторе: Вадим Маркович Розин, 1937г.р., доктор наук: философия 1991г. В.М. Розин.

ПОЗИЦИЯ АВТОРА

Предвижу вопрос читателя: можно ли сказать о семье и любви что-то, чего бы уже не сказали древние мыслители или современные ученые и журналисты?

Действительно, сказано много и хорошо. Однако сегодня все видится по-новому: меняются времена и обстоятельства, меняется семья, меняемся мы сами. Поэтому необходимо снова и снова говорить и о любви, и о семье, и о связанных с ними проблемах. Но писать о таком тонком, деликатном «предмете» можно только то, что сам хоть отчасти пережил, продумал, во что искренне веришь, что готов применить к самому себе. Кроме того, необходимо, совершенно необходимо учесть и другие, отличные от своих взгляды на семью и ее проблемы, другие позиции, чтобы был не один сплошной авторский монолог, а звучали разные голоса, разные точки зрения.

Сразу хочу высказать свое общее ценностное отношение к семье и ее будущему. Я не разделяю мнения тех, кто утверждает, что семья свою роль уже выполнила и сходит с авансцены истории, что любовь в семье вовсе не обязательна, не говоря уже о детях. Убежден: ничего лучше любви, семьи и детей у человечества нет, и они еще долго будут оставаться высшими ценностями человеческого бытия. Другое дело, какое содержание сегодня вкладывают люди в эти вечные начала. Во всяком случае не то, которое вкладывалось в прошлые времена, и не то, что будут вкладывать поколения, которые придут вслед за нами.

Надо сказать, меня мало удовлетворяют современные книжки на популярную тему любви, брака и семьи. Журналистские варианты общи и развлекательны, т.е. несколько поверхност¬ны, а научные слишком абстрактны. Разнимая жизнь семьи на части, абстрагируясь от очень многих сторон реальной жизни, ученые создают, может быть, и правильный с научной точки зрения образ семьи, но такой, который мало что способен дать обычному человеку. Вопрос в том, как сохранить верность науке и одновременно быть понятым, нужным человеку, от науки далекому.

Часто в книгах о любви, семье читатель ищет ответы на вопросы: как поступать в том или ином конкретном случае? Сразу оговорюсь: я не священник и не наставник, а потому не хочу и не могу давать рецептов. Я философ, ученый и, как всякий человек, тоже ограничен своим собственным опытом. Цель этой главы другая: объяснить, помочь понять, что происходит с современной семьей, поразмышлять, лучше вместе с вами, над ее проблемами. По мере необходимости я буду прибегать в своих размышлениях и рассуждениях не только к изложению своих мыслей или к мыслям других специалистов, но, естественно, и к своему воображению. И если читатель не всегда будет понимать, в какой реальности он находится — существующей на самом деле или вымышленной, пусть он не огорчается.

Начнем с проблем семьи, которые обсуждаются в современ¬ной литературе (и обычной, и научной), по которым высказываются различные точки зрения.

КРИЗИС СЕМЬИ, ИЛИ ПРОСТАЯ СТАТИСТИКА

В наше время столкновение противоположных взглядов — дело обычное. Одни говорят, что все гибнет — и природа, и культура, другие же возражают. Не обошел стороной этот спор и семью. Пессимисты утверждают, что современная семья тяжело больна, а оптимисты видеть это не хотят.

Каковы же аргументы за и против? Кому неизвестна тревож¬ная статистика разводов в нашей стране: сейчас половина молодых семей распадается в первый год жизни, две трети — в пер¬вые пять лет, в 70% семей, которые еще не распались, супруги находятся в напряженных отношениях... За этими цифрами — стрессы, психические травмы супругов, дети без отцов или с приходящими папами (что хуже — неизвестно), неполные семьи, одинокие мужчины или женщины и другие отрицательные последствия. И вот что поразительно — это отмечают многие исследователи: и быт вроде стал комфортнее, и почти все в наше время выходят замуж (женятся) «по любви и уважению» (по статистике, в нашей стране именно так образуют семью 70¬ - 75% молодых людей), а число разводов растет. Спрашивается: что же это за любовь такая, что за уважение?!

Впрочем, я уже слышу возражения иных читателей: «Опять нас запугивают статистикой. Ее еще ведь нужно понять. Все не так страшно, как вы рисуете. Ну разводятся многие, но ведь затем снова семью образуют, а то и вторую, третью... Да, много одиноких мужчин и женщин, что поделаешь: кому-то не повезло, кому-то вообще без семьи больше нравится. Это их дело: хотят — образуют семью, хотят — живут сами по себе. Слава богу, как мне поступать, решаю я сам. А что поженились по любви, а потом разошлись, ну что ж — ошиблись, кто нынче не ошибается с семьей! Жениться во второй раз, а еще лучше в третий — куда надежнее. Да и что вы так напираете на любовь? Конечно, по любви — хорошо, но куда важнее сегодня, какой у него или у нее характер, положение, квартира, красива ли женщина (и мужчина тоже), умна ли, сексуальна, умеет ли справляться с трудными обстоятельствами жизни и быта (причем она даже больше, чем он), да и мало ли что еще. Вот, скажем, Лео¬нид Жуховицкий пытался нам доказать ценность любви, но ведь смешно, право, о чем он говорит! По Жуховицкому, любовь — это или несчастное, обязательно несчастное, романтическое чувство, или какая-то жертвенность ради другого. Ни в первом случае, ни во втором нормальной семьи определенно быть не может. Сколько же нас будут кормить этой манной кашей, любовь, долг, дети! Довольно, хватит, мы уже выросли из этих помочей, сами с усами».

Вот такая отповедь, но пока я воздержусь отвечать. Одно действительно странно и непонятно: почему так много ошибок при выборе будущего супруга или супруги, разве нельзя до брака разобраться друг в друге? И тут неважно, сколько длился период ухаживания — три месяца или три года: по-настоящему мы узнаем друг друга только после загса. Поневоле задумаешься, в чем тут дело.

Вспоминается и обсуждение социологами вопроса: что важнее — любовь или семья? Не противоречит ли любовь семейной жизни, а семейная жизнь любви? Одни утверждали, что первенство должно быть за семьей, что современная семейная жизнь несовместима с романтической любовью. Все говорит за то, считает известный российский социолог Ю. Давыдов, чтобы отказаться от принципа романтически толкуемой страсти как основы современной любви. Нужно вспомнить о другом принципе, который долгое время оставался в тени. Альтернативой пустыне «безлюбья» может быть только супружеская любовь, ценность которой выступает со всей ясностью и отчетливостью как раз на фоне нынешнего «безлюбого» адюльтера.

Другие социологи возражают, считая, что подобная позиция ведет к безнравственности и расчету. Не нам судить Татьяну Ларину и ее время, полемизирует с Ю. Давыдовым другой наш социолог А. Вишневский. Если бы подобный брак был заключен в наши дни, мы, скорее всего, сочли бы его аморальным. Хотя современный брак — это всего лишь брак по свободному выбору. Мы часто называем его браком по любви, т.е. указываем на главный критерий выбора, соглашаясь только с таким браком, который мотивирован жаждой, ослеплением или истинной любовью.

Нужно заметить, что первая точка зрения вообще неприемлема для людей старшего поколения: они не мыслят семьи без супружеской любви, причем не только на старте, когда молодая семья складывается. Помню, моя мать однажды сказала: «Мы с отцом любили друг друга всю жизнь, и в наше время и в нашем кругу так жили многие. Ни о каком сексе мы не слышали. Секс — отвратительное слово, это что-то аморальное, может быть, и не разврат, но и не любовь».

Здесь мы подошли к очень интересному вопросу: что сегодня является нормальным в семейной жизни и любви, а что уже лежит за пределами нормы и какой? Для наших родителей и секс, и расчет были несовместимы с пониманием настоящей любви и семьи. Более того, саму любовь и семью они исчисляли в единственном числе — на всю жизнь. Сегодня, напротив, при образовании семьи многими молодыми людьми учитываются и секс, и положение, и многие другие немыслимые раньше факторы, а семейная жизнь нередко понимается как цикличная, т.е. со сменой партнеров в браке. Для наших родителей (но, естественно, не всех) страшно было даже подумать об изменах или случайных связях вне семьи, не говоря уже о групповом браке. Последнее вообще относилось к патологии, причем многие и не подозревали, что такое явление вообще может существовать. Сегодня же этим никого не удивишь. Широко распространены и групповой брак, и случайные связи, и институт любовниц и любовников (причем супруги часто прекрасно осведомлены об изменах своих партне¬ров), и прямая патология взаимоотношений полов. Все это считается, в общем, вполне нормальным. Поражает именно обычность отношений.

Как ко всему этому относиться? Считать ли абсолютно нормальным явлением, условием свободы личности и ждать, пока эта жизнь придет к нам, подобно парижской моде (а может уже пришла?), или, напротив, отвергнуть, оценить как свидетельство заката западной культуры, как пир во время чумы?

Или другой вопрос — об экономических отношениях в нашей семье. Раздается все больше голосов в защиту идеи необходимости строить семью на твердом фундаменте экономических и правовых отношений (как на Западе). Аргументируют эту концепцию так. В этом случае при разводах и других коллизиях в семье супруги будут чувствовать себя спокойнее и увереннее, поэтому и сама семья будет крепче. Ну а если она все же распадется, каждый супруг в соответствии с брачным контрактом сохранит свое имущество (квартиру, машину, дачу, домашнюю электронику, личные вещи) или все это будет поделено, как предусмотрено в договоре. Обсуждаются и такие варианты, как относительно независимое существование супругов: у каждого своя квартира, частичная финансовая независимость и т.д. И опять же для поколения 50-60-х годов эти идеи были абсолютно неприемлемыми, безнравственными.

Кто же прав, представители какого поколения? Или, может быть, правы все? Во всяком случае, пока не ясно, с чем мы имеем дело: с кризисом семьи или же с нормальным ходом ее исторического развития. Очевидно, нужны дополнительные сведения и более глубокий анализ современной ситуации.

Обозревая разноголосицу мнений о семье, браке и любви, я вспоминаю один интересный разговор на даче, свидетелем которого был.

РАЗГОВОР НА ДАЧЕ, ИЛИ КАК МЫ ВЫБИРАЕМ СЕБЕ МУЖА ИЛИ ЖЕНУ

Дело происходило летним вечером в небольшой компании. Представители старшего поколения сидели на открытой веранде, а младшего — расположились тут же, в саду, под окнами. Разговор, постепенно принявший общий характер и неожиданный поворот, шел о предстоящем браке двух молодых людей: Леночка, племянница Веры Павловны, приятельницы хозяйки дачи, объявила на днях, что решила выйти замуж за своего сотрудника Леву.

— Я слышала, — громко и бесцеремонно говорила хозяйка, обращаясь к своей приятельнице, — Леночка выходит замуж. Но почему не за Павлика, который за ней долго ухаживал, а за Леву? Ведь Лева, извини меня, ничего не имеет: ни положения, ни денег, всего одна комната в коммунальной квартире и зарплата чиновника от науки. Леночка утверждает, что безумно любит его. Ну разве это основание для брака? Леночка такая красавица, у нее обеспеченные родители, дача, машина, обстановка... Послушай, Вера, ты имеешь на нее влияние, еще не поздно, нужно удержать девушку от опрометчивого шага. Я, конечно, понимаю: страсть, любовь — это прекрасно, сама в молодости увлекалась до безумия, чуть в Москву-реку не бросилась. Но брак, семья... Я своего мужа хоть и не любила поначалу, но всегда уважала, мы с ним большие друзья. А уж когда дети пошли и заботы и стала я мужу помогать, а он мне, тут и глубокое чувство, уже не знаю, как его назвать, пришло. Сейчас, оглядываясь назад, я хорошо понимаю, что в юности романтичес¬кая любовь — так, одна горячка, бредишь и все без ума.

Но Вера Павловна стала возражать:

— Не могу с тобой согласиться, думаю, ты не права и зря беспокоишься. Как там у Островского сказано: «Бедность — не порок». Молодые люди любят друг друга — и слава богу, ведь это прекрасно. Сегодня настоящая любовь так редко встречается. Дру¬гое настораживает: Леночка очень властная, мы это с тобой знаем. Она даже в мыслях не допускает, чтобы ее супруг был самостоятельным, что-то сам решал, о чем-то судил самостоятельно. Боюсь, их брак окажется недолговечным. Лева, хоть пока и не имеет положения, человек честный, порядочный и себя уважает. Он и от жены надеется иметь и уважение и понимание. Плохо не то, что молодые люди любят друг друга, а то, что они не договорились заранее о своей семейной жизни, не узнали, как следует друг друга. Я вовсе не за брак по расчету, но доля разумного эгоизма, о чем говорили в прошлом веке герои Чернышевского, не повредила бы. Я за трезвое отношение к будущей жизни, за сотрудничество в семье двух молодых людей со сходными представлениями и оценками. Но и за свободу, если супруги не подходят друг другу. Только разве Леночка на это пойдет? Она взбалмошна и эгоистична, для нее свобода — то, что ей самой хочется в данный момент.

Из сада раздался голос одного из гостей, «нового русского», полнеющего молодого человека, который, очевидно, знал Веру Павловну.

— Вот вы, Вера Павловна, сказали «расчет». А хоть бы и расчет — что в этом плохого? Не получилось бы, как в поговорке: «Пили, ели, веселились, подсчитали — прослезились». Надо заранее считать, до брака, а не тогда, когда уже и посуду и головы бьем или разводимся. Можно и любить, но голову при этом не терять. Когда я женился, все постарался учесть: и свое положение, и ее, и свою зарплату, и ее, и мою дачу, и ее машину. И крутой характер моей будущей супруги прикинул, и взгляды ее на жизнь. Некоторые меня укоряли: «Цинизм, расчет...» Да, расчет, да, я долго думал — почти два месяца, пока обо всем с ней не договорился. Зато теперь живем душа в душу и не без любви. А если, не дай бог, разойдемся (где бы тут постучать по дереву), никто в накладе не останется. Все будет справедливо, как у нотариуса заверил. Вот недавно ваш муж, Валентин Афанасьевич, иронизировал по поводу того, что у моей жены деньги свои, а у меня свои. Зато мы с женой уважаем друг друга, никогда голоса не повысим. Пусть Леночка любит Леву, но прикинет все заранее. Тогда и здоровье, и все остальное будет, а без расчета — одни скан¬далы и огорчения.

Молодого человека тут же поддержала Катя, как мне извест¬но, недавно вышедшая замуж:

— Николай Константинович прав. По моим наблюдениям, браки по расчету сейчас самые прочные. Я вот тоже, можно ска¬зать, вышла по расчету и думала, что мы с мужем не подходим друг другу. А сейчас вижу: все не так плохо. Я живу, как хочу, и муж как хочет. Видимся мы с ним, правда, не часто: то он на работе, то я, то он у своих друзей, то мои друзья приходят. Но ведь это к лучшему — меньше ссоримся. Вы спрашиваете, люб¬лю ли я его? Наверное, как-то люблю, иначе бы не вышла замуж, но понимаем мы с ним все, ну буквально все, по-разному.

— Решительно не могу с вами согласиться, — подала голос с веранды другая приятельница Веры Павловны, Жанна Васильевна, пожилая, но весьма энергичная женщина. — Буду говорить прямо, откровенно. Я современную молодежь совершенно не могу понять. Ваши взгляды насквозь буржуазны. Расчет, секс, извините меня, разврат... Вы жену не любите, а покупаете с потрохами, и она вас за те же самые деньги. Любовь — светлое, возвышенное чувство, а вы со своими расчетом и нотариусом все оскверняете. Любовь — это жертва, нужно всего себя отдать другому, пронести эту жертву через всю жизнь, как супруга Карла Маркса. И как вы спокойно говорите о разводе! Конечно, юридически супруги могут развестись, но, по сути, брак должен быть прочным. Думаю, Елена совершает ошибку, но вовсе не потому, что любит, а потому, что слишком легко смотрит на жизнь. Жизнь — это борьба, в ней много трудностей, быта, даже грязи, но истинное сотрудничество и любовь супругов все преодолевают, превозмогают. Если, конечно, сами они будут действительно вы¬соко моральными людьми и до конца последовательными в своих убеждениях. Я вижу, молодые люди улыбаются, думают: «Опять Жанна Васильевна со своими коммунистическими лозунгами и проповедями прошлого века». Да, опять, но вы меня не переубедите. Мы, комсомольцы 30-х годов, хотя бы верили и жили чисто, целеустремленно, а у вас ни веры, ни принципов — один расчет.

— Ха-ха, — раздался из сада откровенный смех. Это приятель Леночки, хорошо одетый молодой человек. — Почему же! У нас есть принципы. Другие. Если Лена будет следовать вашим отеческим советам, то лишь подтвердит статистику разводов молодой семьи. Тогда за ее брак гроша ломаного нельзя будет дать. Достаточно взглянуть на нашу красавицу, чтобы понять однозначно: вся эта идеалистическая чепуха не для нее. Лена от¬лично разбирается и в расчетах и в сексе, и даже положение Левы учитывает, хотя она никогда в этом вслух не признается. Просто надеется, что со временем Лев Николаевич, так, кажет¬ся, его отчество, станет доктором наук, если не академиком (ведь все говорят, что он талантлив). Тогда все будет: и дача, и машина, и приемы. Ради этого она готова подождать лет этак десять, но, конечно, не больше. Я не хуже вас ее знаю: как-никак вместе росли. У нее одно на языке, другое на уме. Не станем осуж-дать ее за это. Кто первый бросит камень? Кто не без греха? Во всяком случае, не я. Что такое любовь и рай с милым в шалаше, наше поколение не понимает, зато хорошо знает, что современная семья строится вовсе не на романтической любви или жертве, а на деловом подходе. И нечего здесь разводить антимонии.

— Зачем же так обобщать? — слышится голос другой пожилой женщины, приятельницы хозяйки. — Вы, молодой человек, откровенный циник и, похоже, даже не скрываете этого. То, что вы говорите, ужасно, надо признать, мы сами вас таким вырастили. Все — только вам, детям; никаких забот вы не знали; что захотели, то и имели; никакой ответственности — и вот результат. Может быть, Жанна Васильевна выражается и думает несколько прямолинейно, ее речи отдают нравоучениями, ее даже, я слышала, Леночка обвиняла в ханжестве. Но это заблуждение, Жанна Васильевна — человек искренний. У нее идеалы, она зовет молодых людей в светлое будущее. А что у вас? Не хотела бы я быть на месте вашей жены. Сегодня любите, точнее — наслаждаетесь и свое самолюбие тешите, завтра разлюбили. Сегодня вас устраивают положение и квартира жены, а завтра встретили другую красотку, более, как говорите, сексуальную, с лучшей квартирой или положением. Я, впрочем, не отрицаю необходимости разумного подхода к браку. Конечно, молодые люди должны знать и друг друга, и себя, должны соотнести, примерить свои характеры и взгляды на жизнь. Но все на основе любви, уважения, порядочности, совести, чести. И если уж развод, то достойный, без этих грубых выражений, без того, чтобы шкаф пилить пополам. Во всех ситуациях, даже самых крайних, нужно оставаться человеком.

Внезапно раздался крик незнакомого юноши, которого случайно привел с собой сын хозяйки. По виду он напоминал хиппи или просто недоучившегося старшеклассника:

— Ненавижу вас всех, ненавижу! Вы врете все, стараетесь приличия соблюсти. Ханжи, чинуши, бюрократы! Разве вы лю¬ди, разве способны любить открыто, естественно, без этих ваших ужимок и ухаживаний, просто и непосредственно? Хочешь любить — люби, хочешь ребенка — роди, не нравится — уходи. Главное — свобода, главное — уничтожить все ваши слова, взгляды, ограничения, вашу моду, одежду, вылизанные машины, квартиры, сортиры! Ну кто мне что возразит? Пусть попробует!

Вызов юноши произвел немалый эффект. Все смолкли: старшие были шокированы, молодежь втайне злорадствовала...

Вспомнив эту сцену на даче, я вернулся к своим размышлениям о семье и ее проблемах.

Что же удалось пока что уяснить? Оказывается, существуют очень разные концепции семьи и любви, и по-разному в семьях живут. Но дело не только в этом. Дело еще и в том, что сегодня эти разные концепции и образы жизни сталкиваются. Муж может ориентироваться на один идеал семьи, любви и брака, жена — на другой, родители мужа или жены — на третий, их внуки — на четвертый. Споры, наподобие только что приведенного, происходят вовсе не в гостиной или на сцене, а в самой семье. И даже не споры. Не все могут четко осознать и выразить в словах свою жизненную позицию, на этой почве происходят конфликты, стычки, ссоры. Всем плохо, и не всегда супруги понимают почему.

Человек решительных действий и ясного сознания (есть такие люди) может сказать: «Смотреть нужно, когда заводишь семью: не кота в мешке покупаете — жену или мужа. Как там сказал Александр Сергеевич:

Но жена не рукавица:
С белой ручки не стряхнешь,
Да за пояс не заткнешь.

Небось, когда в магазине платье или пальто выбираете, смотрите и смотрите, и так и эдак перед зеркалом вертитесь, а мужа или жену берете, не глядя, как в омут бросаетесь. Разве ж это разумно?»

Ах, как я согласен с таким мудрым рассуждением! Верно, опрометчиво мы все поступали. Как было бы хорошо безошибочно выбрать будущую жену (мужа), узнать ее получше еще до того, как... Но возможно ли это?

— Принципиально невозможно! — слышу я вдруг голос воображаемого оппонента. Я живо представляю его себе. Выглядит он солидно, напоминая не то врача, не то ученого.

— Кто вы, — спрашиваю его, — откуда?

— Неважно, кто я и откуда, — отвечает он несколько таинственно, — но вы можете на меня положиться. Ну считайте, что я крупный социолог или, скажем, психолог. Давайте поговорим о том, что вас волнует в данный момент. Правильно усомнились: будущую жену или мужа принципиально нельзя узнать до брака, часто и после него долго нельзя узнать.

— Но почему же? Разве молодые люди скрывают что-нибудь друг от друга? Ведь у них взаимные любовь и уважение. Они женились по любви.

— Вот именно, по любви, — отвечает собеседник, — то есть в горячке, в особом состоянии. Любит — значит не видит, не слышит, не понимает, только токует, как тетерев на дереве.

— Как так — не видит, не понимает? — возмущаюсь я. — Ведь молодые люди проводят друг с другом все свободное время, разговаривают, все вместе смотрят, слушают, обсуждают. Что же, они лгут, когда говорят: «Ты самый прекрасный, умный, красивый, добрый, сильный?»

— Успокойтесь, — говорит мой собеседник, — давайте подумаем вместе. Вот живет молодой человек, еще не помышляя о любви и браке. Читает книги, смотрит кино, телевизор, наблюдает за другими. Постепенно он, если уж не совсем инфантильный, обнаруживает, что в мире есть такая прекрасная и таинственная вещь, как любовь. О ней поется в песнях, написаны книги, поставлены спектакли и фильмы, говорят взрослые. Оказывается, любовь — это целый мир, в котором все: и восторг, и наслаждение, и муки, и разлуки, и встречи, и, наконец, свадьба, молодая семья с ее тайнами интимной жизни... Любовь сулит внимание к твоим чувствам, личности, обещает понимание твоих устремлений, повзросление и определенное уважение (какникак семья) со стороны взрослых, и многое еще угадывается в ней. Согласитесь, что наш молодой человек уже жаждет полюбить, войти в этот чарующий и волнующий мир. Остановка за малым — за возлюбленной. Причем заметьте: уже сформировался ее образ, идеал. Вы спросите, откуда он взялся? Да ниоткуда. Я, конечно, шучу. Этот образ сложился под влиянием тех же книг, радио, телевидения, друзей, родителей, учителей. То есть я бы сказал, он совершенно случаен, некритичен, никакого, абсолютно никакого отношения не имеет к реальной жизни. Не верите? Тогда проанализируйте содержание любовных песен, романсов, кинофильмов, взгляды ваших родителей или друзей.

Я задумался, стал вспоминать. Послевоенное время, пятидесятые годы. Кто же на меня оказал самое большое влияние в плане формирования идеалов любви? Родители? Пожалуй, нет: отец был в армии, а мать уходила на работу рано утром, прихо¬дила поздно вечером и не знала, за что дома схватиться в пер¬вую очередь. Учителя? Смешно сказать, мы с ними в школе как-то не общались. Друзья? Тоже нет: до восьмого класса я рос без друзей, а потом скорее я на них влиял.

Самое большое влияние на меня оказали книги, главным образом, русская и зарубежная классика XIX и немного XX веков. Вот откуда я заимствовал свое представление о любви, о человеческом достоинстве, о семье. Любимая должна быть прекрасной, умной, интересной, понимающей меня, свободной в суждениях. Мы должны помогать друг другу, людям, создавать, творить. Никакой лжи, расчета, мещанства. Вот, кажется, и все... Слышу ехидный голос собеседника: «Ну и как, удалось вам найти такую девушку? И похож ли ваш идеал на реальную жизнь? Молчите? А сказать почему? Да потому, что когда вы встретили свою будущую жену, вам показалось: она! Точно — она! Все, как хотел, о чем мечтал. Почему вы так решили? Вам так хотелось полюбить, вы так ждали этого прекрасного мгновения».

Увы, не вы один обольщаетесь; когда мы уже созрели для любви, когда ждем ее, неважно, кто она на самом деле, какая. Когда кто-то чуть-чуть подходящий появляется на горизонте нашего ожидания (были бы лишь какие-то знаки, совпадения), мы совершаем это удивительное сальто-мортале. Мы вдруг узнаем ее, узнаем в ней свой идеал возлюбленной. Мгновенно начинаем видеть, что хотели увидеть, слышать, что хотели услышать. Мы полюбили, но вовсе не ее, а свою конструкцию, собственный идеал любви, хотя условием нашего узнавания — открытия любимой — является кажущееся, поверхностное совпадение этого идеала с первой случайной девушкой. Еще Шодерло де Лакло говорил устами своей героини, что не следует обманываться: чары, которые якобы обретаешь в другом, находятся в нас самих, и только одна любовь делает столь прекрасным любимое существо.

Теперь я вам задаю вопрос: а у вашей возлюбленной идеал любви был тот же, что и у вас?

Я опять стал вспоминать. Пожалуй, в одном отношении похож: он так же не имел никакого отношения ко мне, как и мой к ней, был таким же абстрактным, выдуманным и книжным (правда, она читала другие книги). Во всех остальных отношениях, как выяснилось потом, лет через 5-6, наши идеалы любви и семьи не совпадали. Но почему же я не смог разглядеть этого сразу, до женитьбы?

— А потому, — заметил мой собеседник, — что вы ухаживали за ней, а она за вами. Ухаживали, значит, вели себя, как на сцене, демонстрировали то, чего она от вас ожидала. К тому же нетрудно это было: никаких забот, никаких реальных общих дел; человек вы начитанный, внимательный, что от вас хотела любимая, легко угадывали, да и она хотела вам понравиться и поэтому тоже роль играла. Вот вы оба и обманулись, поверили, что встретили именно то, что ожидали. Кроме того, нельзя забы¬вать, что любовь — это особое состояние человека: возвышенное, экстатическое. Все чувства меняются, обостряются, логика нарушается, как во сне, становится причудливой и избирательной. Влюбленный человек, конечно, не больной в клиническом смысле, но и не совсем нормальный. Где уж тут тщательно взвешивать и разбираться?!

— Знаете, — возражаю я, — по моим наблюдениям, в настоящее время молодые люди любят иначе, чем раньше, я бы сказал, более холодно и трезво.

— Не вам судить об этом, но одно верно: их идеалы любви и семьи иные, чем у вашего поколения. Однако вернемся к теме. Подчеркиваю: до брака, до того как супруги вместе не хлебнули забот, будущего мужа или жену узнать нельзя.

— Неужели и помочь нельзя? Есть радио, телевидение, писатели, поэты, почему они не разъяснят все это молодым, не откроют им глаза?

— Наоборот, — отвечает собеседник. — Они лишь запутывают проблему. Возьмем эстрадную любовную лирику. «Я тебя люблю, я тебя жду, я без тебя жить не могу: ты лучше всех, ты прекрасна, никто с тобой сравниться не может». И т.д. и т.п. Но что такое любовь, о которой поется в этих песнях: увлечение, страсть, томление или долг, ответственность, дети, результат труд¬ного прилаживания двух разных людей друг к другу? Любовная лирика учит чему угодно, только не трезвому размышлению. Это дурман, грезы. Эстрадные песни обещают, увлекают, сбивают с толку.

— А вы хотите, чтобы в песнях о любви давались советы, как правильно выбрать себе жену или мужа, по каким критериям их оценивать, — иронизирую я.

— Нет, конечно, — говорит оппонент, — однако заведомо уводить молодых людей бог весть, куда едва ли правильно. Но я не поэт, я... — и тут, так же неожиданно, как появился, он исчезает.

Ну ладно, подумал я, придя в себя, узнать будущего мужа или жену мы не можем, что такое любовь, не знаем, не знаем также, совместима ли любовь с семейной жизнью...

Здесь я вспомнил, что интересующие меня проблемы должны будут обсуждаться на одном научном междисциплинарном семинаре (его шутливо назвали «семейные среды»), куда меня давно уже приглашали, и в ближайшую среду отправился туда. Меня уже ждали, более того, согласились обсудить именно мои проблемы.

Открыв семинар и познакомив меня с его участниками, руководитель — литературовед и культуролог — сказал:

— Проблемы, поставленные нашим гостем, волнуют и нас. Обсудим их... Слово попросил социальный психолог, в прошлом, как мне сказали, историк. Свое выступление он начал с противопоставления:

Эта страница из раздела Любовь в семье и около.

Книга В.М. Розина «ЛЮБОВЬ И СЕКСУАЛЬНОСТЬ В КУЛЬТУРЕ, СЕМЬЕ И ВЗГЛЯДАХ НА ПОЛОВОЕ ВОСПИТАНИЕ» есть в нашей библиотеке: «Любовь, семья, секс и около…»

Другие главы из этой книги:

Эволюция представлений о любви и браке в последние два столетия. В.М. Розин

Семейные традиции или свобода личности? В.М. Розин

Что все-таки главное в семейной жизни? В.М. Розин

Фрейдистская интерпретация проблемы. В.М. Розин

Во всем виноваты женщины… В.М. Розин

Все ли благополучно в нашем доме? В.М. Розин

Можно ли построить современную семью на любви? В.М. Розин

Статьи, относящиеся к этой же теме:

Суть любви. Е. Пушкарев.

Что такое любовь. Е. Пушкарев

Коротко о любви. Е. Пушкарев

Влюбленность. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: совместимость, любовь. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: отношения. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: лидерство в любви и браке. Е Пушкарев

Психология любви. Е.Пушкарев

Тест на любовь: «шкала любви» З.Рубина.

Путеводитель по сайту и основным вехам в познании любви. Е.Пушкарев

Настоящая любовь, она же совместимая любовь. Е. Пушкарев.

Кризисы брака. Секс в браке.

Психотерапия семейных отношений.

Терапия супружеской любви. В. Альбисетти

В нашей библиотеке книг и видео: «Любовь, семья, секс и около…» , книги относящиеся к этой теме приведены в разделе Любовь в семье и около.

Эрих Фромм

Поиск по сайту

Желающие оказать спонсорскую поддержку Клубу "ПРОСВЕЩЕННАЯ ЛЮБОВЬ" могут это сделать через
Яндекс деньги :
кошелек
410014252323944
или Сберкарту, подробности : club1@mail.ru
Заранее благодарны.

Важна ли тема любви для вас лично?

 Да, несомненно
 Думаю, это важно
 Интересно почитать...
 Мне безразлично
 Пустой сайт
  Результаты опроса

Rambler's Top100 Rambler's Top100

Индекс цитирования

Экология и драматургия любви

Наш сайт о природе любви мужчины и женщины: истоки, течение, около любовные переживания и расстройства.


Default text.

Ознакомительную версию книги можно скачать Миникнига

Из книги вы узнаете: любовь между мужчиной и женщиной исключительно положительное чувство. А очень похожая влюбленность с любовью никак не связана. А недоброкачественная влюбленность - мания, она же "наркоманическая любовь", "сверхибирательная любовь" "folle amore" (безумная любовь (ит.) не только никакого отношения к любви не имеет, а и совсем болезненное расстройство.

А научиться их различать не так уж и сложно.

У человека нет врожденного дара, отличать любовь от влюбленностей, других

псевдолюбовных состояний это можно сделать только овладев знаниями.

Жизнь удалась

Примеры настоящей любви

Пара влюбленных

Драматичные влюбленности известных людей, которые не сделали их счастливыми