образовательно-доверительный сайт


Круговорот любви в народе. И. А. Морозов, И. С. Слепцова.

Апокриф. Культурологический журнал. Гл. ред. А. Махов. №3 (б.г.), с. 95-99

народное гуляние В народном сознании любовь соотносилась не столько с интимной стороной жизни, сколько с публичной; она была строго регламентирована и ритуализована. Знакомство, выбор пары, ухаживание — все должно было происходить "на миру", по устоявшимся канонам, в определенном месте (на беседах, вечерах, посиделках). Участие в посиделках было по сути обязательно, попытки уклониться могли самым серьезным образом повлиять на будущее "нарушителя", создать ему репутацию социально неполноценного. Хотя игры, пляски и прочие развлечения принято считать уделом молодежи, на вечерах, как правило, присутствовали и представители старшего поколения, и дети. Таким образом, с одной стороны обеспечивалась преемственность традиции, с другой — присутствие детей создавало дополнительные "сдерживающие" моменты, не позволяло участникам собрания слишком отклоняться от этикета.

Для того, чтобы более зримо представить атмосферу деревенских посиделок середины прошлого века, обратимся к очерку "Деревенское веселье в Вологодском уезде" В.Александрова. "Только что станет смеркаться, девушки начинают собираться. Помолившись Богу и поздоровавшись, садятся они с пряселками на лавки и готовятся прясть. За девушками и старый, и малый — все спешат в избу; и наконец, на лавке, на полатях, на печках—везде народ. Ребятишки, забравшись на полати и облокотившись на воронец, глядят, как собирается веселье. На печке две-три старухи, перешептываясь, тоже поглядывают на молодежь. В заднем углу и под полатями дремлют старухи за пряселками. Девушки в лучших шерстяных и ситцевых платьях и две в шелковых, с атласными на головах повязками и цветами, — занимают места на передней лавке. Девушки, одетые хуже других, садятся вместе и подальше от хорошо одетых.

Весело и торопливо прядут девушки, умильно поглядывая, друг на дружку и ласково перешептываясь. У одних разговоры про наряды, у других про молодцов: придет ли тот? придет ли этот? Третьи поют довольно громко какую-нибудь голосовую песню, которая дает знать, где собирается посиделка.

В избе пока горит лучина; у светца сидит старуха и поправляет ее. Все ждут молодцов, хотя в избе уже есть два-три парня, которые, забравшись подальше в уголок, чтобы не так было их видно, перешептывались с девушками. Игры еще никакой не заводилось, потому что эти два-три парня или "свои", то есть той же деревни, или не из бойких. Наконец стали собираться и настоящие, жданые молодцы. Одни из них бывают даже в сюртуках, с часами; другие же — в суконных сибирках; иные в полушубках. Помолившись Богу, кланяются они одним поклоном всем в избе и говорят: "Ночевали здорово?" "Свои" молодцы, то есть из одной деревни с девушками, обходятся с ними на "ты", а "чужие", то есть из другой деревни и незнакомые, больше говорят "вы" и величают по отчеству. Девушки стараются дать место молодцам около себя, особенно тем, которые представляются им или более бойкими, или богатыми. Красивый молодец, или краснобай, или одетый в сюртук всегда находит себе место около красивых и нарядных девушек. Молодец, неравнодушный к девушке, старается сесть около нее, и они начинают перешептываться".

В некоторых северных деревнях существовал своеобразный обычай гостеприимства: "свои" парни почти не гуляли на посиделках, предоставляя эту привилегию гостям из соседних деревень. Однако порой натура пересиливала этикет, и в таких случаях дело нередко заканчивалось дракой чужаков с местными молодцами. И такая ревнивая реакция последних выглядит психологически вполне оправданной, если учесть, что немалая доля развлечений приходилась на игры и пляски с поцелуями.

Вот описание одной из таких игр "Со вьюном" АШустиковым: "Все девицы поют, а одна из них ходит по полу с платком в руке, изображающим "вьюнок", то есть венок. Ребята же сидят в противоположной стороне от девиц. Ходящая по полу девица должна положить вьюнок одному из парней на плечо и поцеловать его, когда кончится следующая песня:

Уж я со вьюном хожу, /2 раза/
С золотым хожу;
Я не знаю, куда вьюн положить. /2 раза/
Положу, положу,
Положу я вьюн на правое плечо. /2 раза/
(кладет платок к себе на правое плечо)
Я ко молодцу иду, /2 раза/
Я ко молодцу иду, иду, иду,
Поцелую, да и прочь уйду.

Пропевши это, девица целует парня и передает ему платок, с которым начинает ходить по кругу уже парень. Сидящие же девицы поют ему то же самое, изменяя лишь "ко молодцу иду" на "ко девице иду". Парень тоже целует какую-нибудь девицу, передает ей платок и т.д. Этой игрой занимаются до тех пор, пока все на беседе не перецелуются".

Еще одна распространенная поцелуйная игра "Столбушка" сохранилась в записи Н. С.Преображенского:
"В углу начиналась "столбушка". Она состоит в том, что один из ребят встает в угол и поет: "Я горю, горю, горю, / На калиновом мосту, / Кто меня полюбит, / Тот и выкупит". Другие подпевают ему, и это пение продолжается до тех пор, пока какая-нибудь сострадательная девушка не подойдет к поющему, поклонится ему, поцелует и станет на его место. Затем опять поцелует и попросит прислать ей какого-нибудь другого парня. В свою очередь вызванный парень подходил к девушке, стоящей в углу, кланялся ей, целовал, становился на ее место, опять целовал и просил прислать другую девушку. Это продолжалось целый вечер" (с. Никольское).

Некоторые новые детали добавляют описания В. Александрова и А.Буслаева: "В посиделочную игру "к столбу ходить" играют так. Парень вызывает (девушку) через кого-либо к столбу, который поддерживает в избе воронец полатей: "Пошли-ка вон ту, Анютку, к столбу на пару слов!" Тот идет и говорит девушке: "Ступай к столбу на пару слов!" Девушка идет: "Зачем изволили звать?" или "Зачем звал?" — "А вот поцалуешь, так скажу!" Девушка целует его, а парень, не выпуская ее из рук, поворачивается так, что девушка оказывается на его месте и в свою очередь целует ее (в д.Брусенец целовались "в крестики": девушка брала парня за уши и трижды целовала его). Затем они чаще всего разговаривают или, если девушка против, парень спрашивает, кого послать к ней, а она называет или указывает, кого позвать. Иногда посылают не того, кого звали. Тогда над подошедшим насмехаются: "Чего тебе надо? Зачем пришла? Нетто тебя звали?" (Вологодский у.). Однако в большинстве случаев, даже если присылали и "нелюбого", "поцелуйный" ритуал обязательно совершался, хотя, быть может, не сопровождался душевной беседой с глазу на глаз".

Особую разновидность "столбушки" составляют варианты, когда пары вели душевные разговоры не на глазах присутствующих, а за занавеской, за печкой, в коридоре, в соседней комнате, на мосту. Вот как описывал это один из очевидцев в конце прошлого века: "В избе, в уединенном месте (в кути, за печью, в заднем углу) парень и девушка приветствуют друг друга, называя по имени и по отчеству и подавая руку, целуются, а иногда ведут интимный разговор, продолжающийся неопределенное время. Игрою молодежь чередуется: парень и девушка, каждый, здороваются с двумя желаемыми лицами другого пола. Таких "горюнов" заводится до пятка раз и более".

Довольно популярной в середине прошлого века была игра "Солдатский набор". Один из ее вариантов описан Н.С.Преображенским следующим образом:
"Все девушки сели рядом на лавку. Одна из них каждой назначила парня, который должен быть ее "женихом" и которого она должна принять к себе. Это назначение делалось секретно от ребят и они должны были наугад попадать к той девушке, которой были назначены. Как скоро девушки сели на места, один из парней вышел из группы и подошел к девушке. Если он попал к той, которой был назначен, она вставала, кланялась ему и приглашала сесть к себе на колени. Парень садился. Если же парень не попадал по назначению, то девушка, которой он поклонился, в ответ на поклон вставала и поворачивалась к нему спиной, а затем снова садилась на лавку. Это означало, что парню отказывают, потому что он не нашел своей суженой-ряженой. Так парень должен был идти далее и получал такие ответы на свои низкие поклоны до тех пор, пока не находил той, которой был назначен, и та уже в утешение садила его к себе на колени.

Когда ребята сели к девушкам на колени, был сделан залпом всеобщий звонкий поцелуй. Вслед за поцелуем ребята сошли с девичьих коленей и сами сели на их места, а девушки должны были в свою очередь подходить к женихам, которые на поклоны красавиц отплачивали им тою же монетою. Когда все девушки сели к ребятам на колени, снова раздался поцелуй и "женитьба" кончилась. Весь интерес этой игры заключался в получении отказов".

А вот описание той же самой игры у В Александрова. "Девушки садились на одну лавку, парни — на другую. Из парней выбирали самого ловкого и расторопного — "наборщика". Он подходил к каждому из парней и спрашивал у них, которая девушка им люба или которую они берут в "солдаты". Каждый отвечал, причем, если эта девушка уже забрана, наборщик говорил ему об этом, и парень выбирал другую. Опросив всех, наборщик шел к девушкам, брал за руку первую, ближайшую, подводил ее к молодцам, поворачивал раза два перед ними, чтобы показать, хорош ли "солдат", и приказывал кланяться одному из них. Девушка должна угадать, кто ее выбрал, или которому она нравится,—тому и кланяется. Если угадала—она годится в "солдаты", и "наборщик" велит им поцеловаться. Поцеловав три раза молодца, девушка садится ему на колени. Затем наборщик обращается к ним, говоря: "Поздоровайтесь!" (то есть "Поцелуйтесь три раза!"). Наборщик следит за поцелуями, и когда молодец и девушка кончат "здороваться", он опять приказывает им целоваться: "Познакомьтесь теперь!" Так повторяется со всеми. Затем молодцы меняют своих "солдат". После этого "набирают" девушки".

Примечательно, что Н.С.Преображенский описывает эту игру под названием "женитьба".
В целом же название "ЖЕНИТЬБА" объединяло целый комплекс развлечений, игр и хороводов, которые проводились только на святки. Эта игра—"прабабушка" большинства позднейших беседных игр, так как в ней есть практически все элементы, составляющие их основу: выбор пары, побуждение подхлестыванием, перепрыгивание через препятствие как испытание правильности сделанного выбора, хождение парами по комнате и др. Судя по разным зачинам и продолжениям игры ("Олень", "Ящер"), она формировалась на основе очень разных культурных традиций. Сейчас "женитьбу" не помнит уже почти никто, поэтому приводим здесь несколько описаний, относящихся к концу прошлого века.

"Парни и девушки вечером собираются в одну избу, девушки садятся, двое парней выходят на середину избы, изображая "родителей". Они обращаются ко всем с предложением сыграть "в женитьбу". Все соглашаются. "Родители" предлагают парням идти и выбирать себе невест. Парни поодиночке заходят и выбирают себе "невесту", выводят ее за руку и садятся с ней на лавку.

Когда все пары составятся, "отец" или "мать" подходит к каждой паре, кладет руку девушки на шею парню, а парня—на шею девушки, и спрашивают их:" Люб(а) ли муж (жена)?" Те отвечают: "Если бы не люб(а), то не брал бы (не шла бы)". Тогда "отец" и "мать" подходят по очереди к каждой паре и, слегка дотрагиваясь до щеки каждого, говорят: "Надо дать молодым по сочню". Потом, взяв кушак, свивают его и обходят всех, ударяя по колену, приговаривая: "Нате вам по блину". Потом кушак переходит в руки старшего "зятя", а от него всем остальным, потом старшей "дочери" и остальным.

Когда все перехлещут друг друга, кушак опять передается "родителям". После этого "тесть" или "теща" дают лучину старшему "зятю", который бросает ее на середину пола. Его "жена" встает, подымает ее, кланяется "мужу", величает его по имени и отчеству и передает ему лучину. Так проделывают по старшинству все парни, а за ними девушки.

После этого "родители" берут друг друга за руку и идут вокруг сидящих, а каждая пара ударяет "стариков" по спине рукой. Потом все пары по старшинству обходят избу и получают удар по спине.

"Старик" и "старуха" садятся посередине избы, гасят огонь и говорят: "Ну, детки, поезжайте за сеном". Молодежь в это время кто во что горазд. Через несколько минут огонь снова достается. "Старики" подымаются с пола, берут друг друга и кого-нибудь из "детей" за руку, остальные тоже берутся и начинают ходить по избе с песнями. "Женитьба" кончилась, она перешла в "походенки".

Пляски также часто представляли собой своеобразную поцелуйную игру, поскольку начинались и завершались поцелуем. Так в с. Усть-Алексеево парни приглашали девушек, хлопнув по колену: "Давайте пойдемте попляшем русского".. В конце пляски целовались. По словам другой бабушки, парень поочередно плясал с тремя девушками, целовал их, а затем девушки приглашали в круг следующего парня. Эта церемония нередко имела свое особенное название — целовка.

Широко был распространен обычай целования на колене. Например, в д.Костино во время "танца" парень крутил девушку вокруг оси, затем становился на одно колено, на другое сажал партнершу и целовал ее. В д.Веретьево "на беседе плясали с наказанием: парень обводит вокруг себя, на одно колено станет, а ты садишься на другое и целуешь его". В д. Ромашево парень целовал девушку, посаженную к нему на колено, столько раз, "сколько прикажут". Отказаться от поцелуя для девушки считалось позором.

Особую группу составляли забавы, носящие эротический характер, связанные с карнавальным ряжением и приуроченные чаще всего к свиткам. Смерть и воскрешение — древнейшие мотивы новогоднего ряжения, которые занимали важное место во всей драматургии этого свиточного действа. И не случайно, несмотря на весьма пестрый состав персонажей-ряженых, существенно различавшийся по районам, "покойник" встречался почти повсеместно, а его забвение и вытеснение произошло на грани веков.

Рядились покойником чаще всего парни или взрослые мужчины, хотя иногда это могла быть "нахальная женщина", часто одетая в мужское платье. Саван был полупрозрачным или заменялся сетью с тем, чтобы при приближении можно было рассмотреть необходимые подробности.

В некоторых деревнях девушек по очереди подводили к покойнику с завязанными глазами и "заставляли целовать что подставят". В одних случаях покойника сразу же после "прощания" уносили, в других сценка заканчивалось его "оживанием": он вскакивай и гонялся по избе за девушками и детьми, ловил их и катал по полу, иногда больно щипал девушек за плечи. В д. Хмелевица вместе с покойником ("голый, в белом во всем") приносили ведро и веник. Покойник соскакивал с досок и, окунув веник в ведро, обрызгивал всех девушек, что имело явную эротическую символику: "оживший", полный жизненной энергии покойник стремится передать ее окружающим.

Нередко эротическая идеи передачи окружающим жизненной энергии покойника воплощалась в пляске "ожившего" мертвеца: вскочив, покойник старался поцеловаться с девушкой, за которой обычно ухаживал, или которая ему изменила, измазывая ее при этом сажей, а затем плясал с ней. Встречаются свидетельства, что: при этом мог быть голым: "Покойника принесут, откроют, а он голый. Тут девки заивкают. Мы его. Когда он голый плясать пойдет, то говорит: "Не видали ли медведя с колоколом?" Колоколом: то, что между ног находится" (д.Тимонинская). Иногда покойник плясал со всеми девушками по очереди или и одиночку. При этом он чаще всего сбрасывал свой "покойницкий" наряд или даже переодевался в обычную одежду в соседней комнате.

Некоторые забавы ряженых явно переступали границы общепринятых представлений о приличии. Видимо, именно их имел и виду Н. С. Преображенский, когда в конце своего очерка об игрище в с. Никольское Кадниковского уезда замечал, что есть такие забавы, которые и описать невозможно. Надо признать, что такого рода сценки действительно не описаны. Вполне естественно поэтому желание заглянуть за плотную завесу таинства, которая окружает эти "заветные" развлечения, попытаться хотя бы в общих чертах понять причины их возникновения.

То, что большинство забав такого рода мотивированы полузабытыми и стершимися, но некогда жизненно важными для крестьянской общины обрядами, верованиями и мифами, подтверждает, в частности, и приводимая ниже забава "шелк мерить". Основным смыслом сценки с шелком было наказание нерадивых и ленивых девушек, к которым в более поздний период были присоединены строптивые и "изменницы". В старину же, очевидно, и первую очередь наказывались ленивые пряхи, на высмеивание которых были направлены многие шутки ни посиделках.

Большинство сценок с "наматыванием шелка" разыгрывалось при "прощании" с "покойником". Эротизм этого персонажа святочного ряжения, постоянное подчеркивание его необыкновенной плодовитости, половой мощи и силы, которая в первую очередь выражалась в гипертрофированных, намеренно выделяемых и подчеркиваемых гениталиях, смеховое их почитание достаточно характерны для любой игровой и карнавальной ситуации, кик убедительно показал на западноевропейском материале М.М.Бахтин.

"Покойника на калиннике принесут голого. Он лежит, а вокруг пипки нитки намотают. Девку приведут: "Отмерь себе на платье, да и откуси!" (д. Гридино). В дд. Арганово, Ездунья, Новая Слуда парни сами назначали девкам, сколько четвертей "шелку" следует км отмерить. По свидетельству одной из участниц, "гостью не тронут, своих заставляли.... Ты вот отмеривай да откусывай у самого кончика. Я вот не боялась — чего тутока. Подумаешь, ничего не пристанет — откусить. Меня не хлестали. А другие упрямятся, так ну-ка ремнем ребята-то и жарят, пока не откусишь нитку."

Продуктивность сценок с обнажением настолько велика, что, видимо, попавшие в поле нашего зрения, "вершиной айсберга". Любопытно, что большинство из них прямо или косвенно связаны с темой . Поэтому особый интерес вызывают розыгрыши, вроде приведенного ниже "вешания шерсти", где напрямую покойник не упоминается, но зато сама забава развертывается в одном из традиционных мест его. В данном случае речь идет о потолке и крыше, где по довольно распространенным поверьям и домовой - суседко.

В д.д. Ездунья, Подгорная игрища проходили в избе с раздвижным потолком из тесин. "Мужики нагие на потолок-от залезут, на шишке точечки намарают, тесины раздвинут, по пояс ноги спустят и велят девку подвести. Дак от девку притащут и заставляют говорить: "Сколько пудов весит?" (или "Сколько фунтов навешать?")—девка должна пальцем точечки посчитать".

Идея демонстрации обнаженной натуры "для конфузу" воплощалась и в ряде других сценок. Так, например, в д. Фоминская обыгрывалась ситуация мытья в бане. Один из деревенских мужиков, которого все знали как большого шутника (такие склонные к клоунаде и шутовству люди были практически в каждой деревне), придя на игрище, забирался на печь и там "парился" без штанов, время от времени выставляя на общее обозрение самую видную часть своего тела. "А девок-то ведут: Посмотрите-ка, девки, там ему не жарко ли? А девки-то ухают, большие-то отворачиваются; а мы-то, эти, небольшие, дак мы заглядываем — надо ведь посмотреть!"

В одном из лесопунктов на Верхней Пожеме существовала похожая сценка "солнышко всходит". В избу входило несколько "чудивок", один из которых незаметно от публики пробирался на печь (та часть печи, где спали домочадцы, обычно прикрывалась занавеской). Несколько других ряженых, став в ряд, начинали "косить сено" — махать по сторонам длинными палками, норовя задеть ими девушек. Когда суматоха, произведенная ими, начинала понемногу униматься, один из косарей спрашивал: "Эй, ребята, высоко ли солнце?' Все дружно смотрели на печь и кто-нибудь отвечал: "Еще не взошло!" — после чего косари снова с удвоенной энергией принимались за "работу". Так повторялось несколько раз, пока, наконец, занавеска не приоткрывалась и из-за нее не показывался пятящийся на четвереньках их товарищ, предварительно снявший штаны. Тогда под общий хохот кто-либо из косарей кричал: "Ой, уже солнышко встало, роса из травы выпала. Надо домой идти!"

В д.Матвеево приносили голого мужика в пестере, покрытом красивой тканью ("плащаницей")—и приглашали девушек подойти поближе и оценить достоинства "плащаницы", а когда те приближались, сдергивали ткань с пестеря. В д.Григоровская "показывали туманные картины" (то есть "кино") — привозили на голого парня, накрытого большим бураком, и приглашали девушек посмотреть "туманные картины": приподнимали бурак, а под ним "Ванька со свечкой меж ног".
Для понимания того, как воспринимались эти сценки зрителями народного театра, нужно иметь в виду, что отношение к обнаженному телу в традиционном деревенском быту было лишено пуризма и манерности (достаточно вспомнить о практике совместного мытья мужчин и женщин в бане), что отнюдь не мешало в определенных ситуациях — в данном случае при публичном обнажении мужчины с намеренным подчеркиванием, демонстрацией, подсвечиванием гениталий—испытывать острое чувство неловкости и стыда. Впрочем, как можно догадаться по постоянно повторяющимся деталям в описаниях подобных сценок ("в избах темно было", "девки плюются, отвернутся" и т.п.), реакция зрителей чаще определялась не самим зрелищем, а скорее этикетными нормами реагирования на него. Естественно, что в деревнях, где придерживались более строгих религиозно- нравственных норм, отношение к сценкам с обнажением было отрицательным, вплоть до полного их запрета. Впрочем, самые строгие запреты и даже административно-судебное преследование их участников появились в начале 30-х годов, когда был взят жесткий курс на уничтожение всего традиционного уклада русской деревни и связанных с ним «пережитков и суеверий».

Эта страница из раздела Любовь в семье и около.

Статьи, относящиеся к этой же теме:

Путеводитель по сайту и основным вехам в познании любви. Е.Пушкарев

Суть любви. Е. Пушкарев.

Что такое любовь. Е. Пушкарев

Коротко о любви. Е. Пушкарев

Влюбленность. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: совместимость, любовь. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: отношения. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: лидерство в любви и браке. Е Пушкарев

Психология любви. Е.Пушкарев

Тест на любовь: «шкала любви» З.Рубина.

Эрос и культура: Философия любви и европейское искусство. В.П.Шестаков

Философия любви и философия сексуальности: в истории развития человеческой культуры и современном психоанализе. В.П.Петров.

Святое писание о любви и браке. И. Мейендорф

Зигмунд Фрейд о любви.

В нашей библиотеке книг и видео: «Любовь, семья, секс и около…» , книги относящиеся к этой теме приведены в разделе Любовь в семье и около.

Эрих Фромм

Поиск по сайту

Желающие оказать спонсорскую поддержку Клубу "ПРОСВЕЩЕННАЯ ЛЮБОВЬ" могут это сделать через
Яндекс деньги :
кошелек
410014252323944
или Сберкарту, подробности : club1@mail.ru
Заранее благодарны.

Важна ли тема любви для вас лично?

 Да, несомненно
 Думаю, это важно
 Интересно почитать...
 Мне безразлично
 Пустой сайт
  Результаты опроса

Rambler's Top100 Rambler's Top100

Индекс цитирования

Экология и драматургия любви

Наш сайт о природе любви мужчины и женщины: истоки, течение, около любовные переживания и расстройства.


Default text.

Ознакомительную версию книги можно скачать Миникнига

Из книги вы узнаете: любовь между мужчиной и женщиной исключительно положительное чувство. А очень похожая влюбленность с любовью никак не связана. А недоброкачественная влюбленность - мания, она же "наркоманическая любовь", "сверхибирательная любовь" "folle amore" (безумная любовь (ит.) не только никакого отношения к любви не имеет, а и совсем болезненное расстройство.

А научиться их различать не так уж и сложно.

У человека нет врожденного дара, отличать любовь от влюбленностей, других

псевдолюбовных состояний это можно сделать только овладев знаниями.

Жизнь удалась

Примеры настоящей любви

Пара влюбленных

Драматичные влюбленности известных людей, которые не сделали их счастливыми