образовательно-доверительный сайт


Все ли благополучно в нашем доме? В.М. Розин

Глава из книги В.М. Розина «ЛЮБОВЬ И СЕКСУАЛЬНОСТЬ В КУЛЬТУРЕ, СЕМЬЕ И ВЗГЛЯДАХ НА ПОЛОВОЕ ВОСПИТАНИЕ». Книга есть в нашей библиотеке «Любовь, семья, секс и около…».

Об авторе: Вадим Маркович Розин, 1937г.р., доктор наук: философия 1991г. В.М. Розин.

Начать можно с проблем здоровья, которые с определенного возраста беспокоят почти каждого человека. В одной поликлинике я видел плакат: «Пожилой возраст и старость — не болезнь». К сожалению, и в пожилом, и в зрелом, и в молодом возрасте многие люди, даже не страдающие хроническими заболеваниями сердца, желудка и т.д., тем не менее постоянно жалуются на головные боли, апатию, отсутствие сил, энергии, нарушение сна и прочие «болячки», заставляющие «практически здорового» (по определению врача) человека ощущать себя нездоровым или неполноценным. Эти отрицательные ощущения резко усиливаются с возрастом (у кого после сорока, у кого после пятидесяти или шестидесяти лет). Являются ли нормальными подобные ощущения и переживания? Действительно ли, как говорят некоторые врачи и психологи, это естественный результат сложности нашей жизни, многочисленных стрессов и проблем на работе и в семье, с которыми не может справиться современный человек? И другой вопрос: в какой мере подобные ощущения и объективные симптомы зависят от самого человека, от того образа жизни, который для него характерен? Что здесь можно изменить самому, а что от нас не зависит?

Существует точка зрения, притом весьма древняя, что каждый человек, если только захочет и правильно организует свою личную и семейную жизнь, и в пожилом возрасте и дальше мо¬жет ощущать себя если не молодым, то во всяком случае здоровым, полным сил и энергии. И болеть человек может мало, и сам в состоянии справляться со многими заболеваниями (простуда, гастриты, радикулиты, функциональные сердечно-сосудистые нарушения и т.п.). Так ли это? Действительно ли мы можем быть энергичными и полными сил чуть ли ни до самой смерти и почти не болеть? А ведь сегодня, по некоторым дан¬ным, болеет каждый третий человек.

Однако человек может быть недоволен не только своим здоровьем, но и характером. «Нервы расшатались, никуда не годятся». «Не могу сдержаться, срываюсь, раздражаюсь, все меня выводит из себя». «Не могу справиться со своим дурным настроением». «Понимаю, что веду себя нехорошо с людьми, даже с близкими, но ничего не могу с собой поделать». Не правда ли, подобные заявления и горькие констатации знакомы многим? Но, может быть, все это — обычное дело, всегда были люди более спокойные и сдержанные, умеющие владеть собой, так же, как всегда были люди раздражительные, несдержанные, все дело в культуре и характере человека. Едва ли. Сегодня количество, как говорится, перешло в качество: людей, не владеющих и, главное, неудовлетворенных собой, стало так много, что возникла серьезная проблема. Что-то неблагополучно и в нашей жизни, и с нами. Определенную роль в этом процессе сыграла также установка, пропагандируемая средствами массовой информации, а именно, что наше настроение и поведение — в нашей власти, что человек, если захочет и приложит усилия, в состоя¬нии управлять своим настроением и нервами, может полностью владеть собой.

Но возникает вопрос: так ли это? Думаю, многие пытались применить к себе эти утверждения и... потерпели фиаско. Сдерживаешься в одном месте, а «плотина» прорывается в другом; если какое-то время удается полностью контролировать себя, то неминуем взрыв долго сдерживаемого раздражения. Может быть, человек вообще не способен управлять собой, своими настроениями, темпераментом? Может быть, нужно жить «по-итальянски», тут же выплескивая на окружающих свои эмоции и переживания? Ну а если люди не выдерживают этих эмоций и переживаний, сами приходят от них в раздражение или, чего доброго, заболевают? Как тогда быть и в чем тогда культура человека? Передать свое плохое настроение или эмоции другим людям, особенно близким или подчиненным, находящимся тут же, под рукой, нетрудно, но как справиться с той ситуацией, которая затем складывается?

Сегодня нередки заболевания психическими расстройствами детей из-за того, что им постоянно передают свое плохое настроение или раздражение их собственные родители. Свидетельство тому — рисунки и рассказы детей, которые находятся в остром конфликте с родителями. Ленинградский психотерапевт А.И. За¬харов приводит следующие характерные примеры: восьмилетний мальчик, у которого строгий, раздражительный отчим, панически боится сказочного Кощея; семилетний ребенок из неполной семьи при конфликтующей с ним матери боится Бабы Яги; то же у мальчика шести лет, которого не любит мачеха; пятилетняя девочка боится Бабы Яги, о которой ей напоминает крикливый голос матери; другая же девочка, у которой возбудимый и не включенный в жизнь семьи отец, видит во сне волка. Во всех этих случаях дети боятся, что с ними может произойти нечто страшное, жестокое, непоправимое, что несовместимо с понятиями доброты, сердечности, любви, искренности и непосредственности. В этом смысле Баба Яга — это образ «нематери», а Кощей Бессмертный — образ «неотца» (Захаров приводит и рисунки детей, изображающих своих родителей в виде чёрта и Бабы Яги).

Конечно, приведенные примеры — это крайние случаи противостояния реальностей в сознании ребенка, обычно эти реальности не столь антагонистичны, они просто амбивалентны.

И все же наблюдения показывают, что ко многим сдвигам в психике детей ведут наши с вами раздражительность и несдержанность, неожиданный прорыв плотин, которые мы выстраиваем на пути своих желаний, неудовлетворенность нашей личной жизнью, срываемая на детях. Да и супруги, передавая друг другу свое настроение, нередко доводят любимого, как говорится, до белого каления, а то и стресса.

Отсутствие контроля над эмоциями, невладение собой — все же не самая большая проблема. Хуже, когда человек обнаруживает у себя всякого рода странности, страхи, комплексы, совершает непредсказуемые поступки, так что нет-нет да и мелькнет мысль: «Уж не болен ли я психически?» Наверное, многим знакомы страхи типа: «А выключил ли я, уходя из дому, газ или утюг? Запер ли дверь?» (знаешь, что закрыл, а все-таки возвращаешься, чтобы проверить). Все больше людей неправильно питаются (одни переедают, другие себя морят голодом «ради здоровья»), странно отдыхают (нормально ли, когда человек сидит у телевизора до полуночи, а затем пишет в редакцию письма, жалуется: «Почему вы заставляете нас до двенадцати смотреть всякую дрянь?» А кто их заставляет?). Это чаще всего относится к жителям больших городов. А как страшно одиночество! На первый взгляд люди живут в семье, заняты производственными делами, интересуются политикой, литературой, а все раздражены, выясняют отношения, что-то доказывают, куда-то рвутся... Много эгоистов, завистников, скряг, людей, во всех видящих врагов, себялюбцев. Таковы герои и ряда художественных произведений современных авторов. В романах Ю. Трифонова вроде бы милые, интеллигентные люди поедом едят друг друга, одержимы какими-то странными идеями...
Но, может быть, на подобные мелочи не стоит обращать внимание (все мы, как сказал поэт, «немножко лошади»)? Может быть, для современного человека подобные странности естественны? Однако как быть, если на тебя показывают пальцем (или кажется, что показывают)? А если ты сам недоволен собой и считаешь, что лучше бы этих странностей у тебя не было? И разве проблема одиночества выдумана писателями?

Интересно, что все больше одиноких людей — именно в семье. Есть жена, муж, дети, а человек одинок. Ему кажется, что его не понимают, что ему не с кем поделиться тем, что у него на душе...

У героини повести В. Токаревой «Длинный день» полноценная семья, однако молодая женщина предельно одинока. И ее можно понять. Да, у нее непьющий (огромное достоинство), но какой-то эгоистичный, инфантильный муж. Сама она, отдавая все силы души работе, журналистике, забросила ребенка. Муж и ребенок героини находятся где-то на периферии ее сознания и переживаний. Интуитивно женщина понимает, что живет как-то не так, как бы сама по себе, но проникнуться жизнью своих близких не может. А если называть вещи своими именами, по-настоящему интересна ей только собственная жизнь. Расплачивается же человек за такой своего рода эгоизм одиночеством.

Однако современный человек не просто одинок, к тому же, как мы уже говорили, эгоцентричен, эгоистичен. Но и это не исчерпывает его экзистенциальных проблем. А страх перед смертью, перед войной, страх за детей, за будущее земли и людей, а отсутствие жизненной перспективы? Не меньшие переживания испытывает современный человек и в связи с глобальным экологическим кризисом, ростом психических заболеваний, преступности, распространением рака и СПИДа. Наконец, не внушает спокойствия и уверенности будущее нашей страны. Все сегодня проблема: хозяйство, идеология, национальные отношения... Это, да и многое другое, безусловно, влияет и на семью, подрывает ее. Ведь если конец света в том или ином виде неизбежен, размышляют иные, то зачем, спрашивается, работать над укреплением семьи, уступать друг другу, преодолевать свой эгоизм? Главное — боль¬ше взять от этой жизни, а там — хоть трава не расти...

Правда, всегда были и есть оптимисты.

— Так ли все это? — возразят они. Вы стали жертвой собственного страха и незнания истории. Войны? Да, они всегда были, и культуры погибали, да что культуры — целые цивилизации. Вспомните руины античного мира, пылающую Александрийскую библиотеку, гуннов, Тамерлана, татаро-монгольское нашествие, опричнину Ивана Грозного. А Тридцатилетняя война, первая и вторая мировые войны и многие другие печальные и страшные события. Вам кажется, что наступает конец света? Его уже не раз предвещали и церковь, и знамения небесные (кометы, затмения), и всевозможные пророчества. За примерами далеко ходить не надо. «А лета, и времена, и дни кончаются, / а страшный суд готовится...» — читаем мы в «Киприановском часослове». То же в Новгородской летописи: «И понеже время последнее приходит и сокращено есть уже, конец житию приближается, и знамения яже в звездах являются: и се звезда, юже видехом ныне, необычныя и незнаваемыя звезды...»1. И природа разрушалась и переделывалась, а как иначе кормить и обогревать миллиарды людей, как развивать промышленность? И болезни всегда сопутствовали человечеству — одна холера чего стоит! А семья... что ж, сегодня ей трудно. А когда было легко?

— Потому и боимся конца света, ¬возразит пессимист, ¬что отдельный человек бессилен перед обстоятельствами, ни своими поступками, ни действиями он не в состоянии изменить ход истории, повлиять на глобальные мировые события. Чаще всего и они не влияют на текущую жизнь каждого из нас, расписанную в социальном реестре от рождения до смерти: детсад, школа, работа, семья, определенное положение в обществе, пенсия...

Размышления над жизнью рисуют нам парадоксальную картину: каждый отдельный человек вроде бы неплохой, никто вроде бы сознательно не творит зла (просто действует, исходя из своих вполне человеческих интересов), а жизнь не становится лучше, государства вооружаются, природа уничтожается, да и сам человек нередко погибает под бременем своих планов, целей, желаний, своей кипучей деятельности: выдержать ему самого себя, свой внутренний противоречивый мир, преодолеть свои страхи и сомнения трудно.

Жизнь предельно механистична: изо дня в день одни и те же события, люди, роли. В чем смысл всего этого? Наши отношения друг с другом поверхностны, формальны, наши желания для нас — самые важные в жизни, самое ценное для нас — мы. Но зачем мы-то сами? Находясь в гуще жизни, среди людей, дел, шума, мы боимся заглянуть в себя, обнаружить в душе пустоту, отсутствие смысла жизни. Когда же мы все-таки невольно сталкиваемся лицом к лицу с собой (во сне, пробуждаясь в страхе умереть), наваливается тоска, возникают мысли о своей никчемности, бессмысленности, заброшенности. Мы смотрим на себя в зеркало и видим чужое лицо, маску; глядим на людей и видим механические манекены, спящие на ходу. Спрашиваем себя: зачем вся эта кипучая жизнь? И не находим ответа. Боясь смерти, стараемся не думать о ней, стараемся жить несмотря ни на что. Мы делаем вид, что наша жизнь вечна, хотя в минуты честного осознания обнаруживаем, что уже умерли и не раз. Часто с болью и печалью мы замечаем, что лучшие чувства и богатство души — в прошлом, что в ней больше пепла, чем огня, больше рассудка и привычки, чем чувства и веры...

— Ну и ну! — может сказать читатель, здоровый душой и телом. Какое болезненное восприятие действительности, какой пессимизм! Живите проще. Зачем искать какой-то особенный смысл или нагонять на себя страх и перед апокалипсисом, и перед собственной кончиной? Придет смерть, тогда и будем печалиться, зачем же заранее? Так ведь и жить нельзя.

Конечно, ни над чем не задумываясь, жить проще. Но что делать, если человеку дан разум, дар предвидения, если он озабочен качеством бытия, если не может просто течь, как вода, и расти, как тростник, если стремится к благополучию не только для себя, но и для других людей и своих детей?

Во всяком случае, для меня несомненно, что семья не может быть здоровой, если вся наша культура переживает глубокий кризис. Нет, не все благополучно в нашем доме — в нашей культуре и семье. В этой ситуации напрасно пытаться предсказать, какая модель семьи, брака, любви окажется наиболее оптимальной в ближайшем или отдаленном будущем. Представляется более целесообразным поговорить о некоторых ценностях той же семейной жизни, стратегии поведения в ней.

ЦЕННОСТИ СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ

Случайно ли мы рядом со словами «вера» и «надежда» всегда ставим еще и «любовь»? Чем является для нас это чувство? Нужна ли любовь для семейной жизни?

Думаю, что нужна, как бы мы любовь ни понимали. Только позицию здесь нужно изменить на противоположную: не следует спрашивать, зачем мне любовь или существует ли она на самом деле. А если любовь есть, если я люблю, значит, живу, как человек, значит, со мной все более или менее в порядке. Любить можно (и нужно) не только супругов (не у всех они есть), но и детей, родителей, других людей, животных, природу. Уверен: именно любовь делает нас людьми, делает нас лучше, чище, укрепляет семью. А что конкретно каждый вкладывает в понятие «любовь» — дело его самоопределения.

Конечно, и без любви можно прожить, и есть люди, которым неведомо это чувство. Но мои наблюдения показывают: с такими людьми не все благополучно. Умны они нередко, и часто делают добрые дела, и все же в них чувствуется какой-то человеческий изъян: излишняя сухость, что ли, рационализм, механистичность.

Однажды в поезде я разговорился с пожилым человеком. Образован, всего в жизни достиг, имеет семью, взрослых детей и при этом никогда не любил. И вот он мне признался: «Со мной в последний месяц что-то произошло. Сын полюбил девушку, да как-то неразумно: совсем потерял голову, наделал кучу глупостей, говорит, что без нее не может жить. Сначала я его разубеждал, но потом вдруг почувствовал: говорю фальшиво, не верю своим же словам. И понял, что завидую сыну, что сам никогда на такое чувство не был способен, может быть, в моей жизни не было самого главного». Видно было, что человек, к концу своей жизни осознав это, страдает.

Теперь остановимся на вопросе более сложном: эгоизме супругов и связанных с ним амбициях и личных претензиях друг к другу.

Все мы личности. И действительно, от себя не уйдешь. Но если мы все же хотим жить лучше, если беспокоимся не только о себе, но и о своих близких, если думаем (пусть хотя бы думаем), что любим их, то, вероятно, должны что-то с собой делать. Вначале, может быть, признать свой эгоизм и понять его природу, подумать о последствиях для любимого (любимой), детей. А там, глядишь, и сами тогда не захотим быть такими эгоистами. «От понимания до принимания, писала Марина Цветаева, не один шаг, а никакого: понять и есть принять, никакого другого понимания нет, всякое другое понимание — непонимание». В данном случае, понять свой эгоизм — значит разобраться в его сущности и захотеть с ним расстаться.

Хорошо бы еще нам научиться, в семье отказываться хотя бы частично от своих любимых привычек и желаний, если они угнетают близких, разрушают семью. Почему отказываться, почему себя ограничивать? Опять же, чтобы остаться человеком или сделаться им. Много на эту тему размышлял А.П. Чехов. Герой его рассказа «Жена», умный, но эгоистичный человек, замучивший претензиями жену, уязвленный тем, что она его отвергает и занимается своим благотворительным делом, неожиданно для себя переживает нравственный переворот. Он находит в себе силы отказаться от претензий к жене, возвыситься над собственным самолюбием. В результате обретает спокойствие духа, достоинство, впервые ощущает себя свободным человеком.

Думается, наше время — время самовоспитания, в частности воспитания в человеке умения и способности ограничивать себя даже в высших проявлениях духа. В конце концов, всегда нужно задаваться вопросом: что для нас более важно и ценно — свобода, творчество, наслаждение бытием или сама жизнь, семейное благополучие, судьба детей?

«Легко это говорить, слышу я возражение. А если я не могу, не умею?». А попробуйте еще раз, и еще, и еще — в этом и будет ваше человеческое начало. К тому же известно: капля камень точит.

Теперь очередные вопросы. Что в семье можно, а чего нельзя, что в интимной жизни допустимо, а что нет? Можно ли, например, срывать свое раздражение на жене (муже) или детях? Где в интимных отношениях граница, отделяющая норму от патологии, и что здесь вообще может считаться нормой?

Кажется, где же еще, как не в семье, разрядиться, особенно после неприятностей на работе? Один мой знакомый на вопрос, зачем ему семья, ответил: «Как зачем? Кто же еще, кроме моей жены, станет терпеть все мои капризы? Дома я говорю все, что хочу... Ты бы послушал, что я иной раз говорю: сам пугаюсь, себя не узнаю. Конечно, и жена не стесняется, иной раз у нас шум — как в итальянском фильме».

Однако как избежать конфликта или срыва в ответ на собственное раздражение? Да, свобода в интимных отношениях разнообра¬зит любовные переживания, сохраняет их свежесть. Но где себя ограничить, чтобы интимные отношения не превратились в самоцель, в источник примитивных наслаждений, убивающих любовь?

В романе «Белые одежды» В. Дудинцев пишет: «Мужчины по природе своей получают от жизни больше, чем женщины. Многие и пользуются этим преимуществом на сто процентов. А настоящий мужчина должен подняться еще на одну ступень — к сверхпреимуществу. Оно состоит в том, чтобы время от времени отказывать себе, притом в существенном. Конечно, в пользу обойденного, но скрывающего обиду друга — женщины. Не сколь¬зить легкомысленно по лугу наслаждений».

Женщины, хоть, возможно, и реже, грешат тем же. Как-то моей жене жаловалась ее недавно вышедшая замуж подруга на то, что муж-де охладел к ней, поскольку любит ее не каждую ночь. Идеал здесь, возможно, в том, чтобы, любя, наслаждаясь, чувствовать душу любимого человека и не идти слишком далеко в поисках чего-то нового и необычного, если кому-то это неприятно. Это тоже возвышает в нас человека.

Распределение, передача энергии, как положительной, так и отрицательной, безусловно, важный момент во взаимоотношениях супругов. Легко свое плохое настроение передать жене или мужу, но как трудно дальше контролировать ситуацию! Вряд ли целесообразно в семье постоянно сдерживать себя (как это, например, принято в японской культуре, где супруги почти не говорят о своих переживаниях), но, вероятно, нужно принимать во внимание, как воспринимают нашу «разрядку» любимые, да и выбран ли подходящий для этого момент: могут ли они нас сейчас выслушать и посочувствовать? Могут ли из любви и уважения стерпеть нашу слабость? Итак, принцип один — быть взаимно внимательными и думать не только о себе.

То же самое — о свободе в интимных отношениях. Допустимо практически все, к чему готов ваш любимый (любимая), что не угнетает его, что укрепляет вашу общую любовь. Укрепляют же ее не столько наслаждения, сколько взаимное понимание, родственность, ощущение красоты и естественности, уверенность друг в друге, любовь к детям.

Многим молодым людям кажется, что любовь — это сплошное наслаждение, непрерывное любование друг другом, и чем ярче он (она), чем больше не похож на других, тем любовь сильнее. Нетрудно заметить, что в основе такой любви лежит удовлетворение собственных желаний, собственной претензии, что любовь здесь — ради престижа и успеха. В этом случае человеку трудно думать не только о себе; от любимого (любимой) он требует соответствия его ожиданиям. Если же любимый перестал соответствовать, если нет успеха, то и любовь начинает слабеть. При таком понимании любви человек всегда будет неудовлетворен, ему будет казаться, что у кого-то жена (муж) и красивее, и умнее, и ярче, и удачливее.

Близко к этим проблемам примыкает и весьма острый вопрос о том, как избежать в любви и семье обыденности, сохранить ощущение новизны, красоты, необычности, без которых, по убеждению многих, любви не существует. Можно ли что-либо возразить поэту, сказавшему: «Что вам дано, то не влечет»? Вопрос особенно актуален в наше время. Мода, искусство, телевидение, широкое общение, свобода нравов, эгоизм, тяжелый быт, монотонность городской жизни и многие другие факторы способствуют так называемой «знаковой усталости», убивающей любовь, превращающей в обыденность даже интимные отношения супругов.

Вряд ли на поставленный вопрос можно ответить удовлетворительно, но одно ясно: обыденности противостоят, во-первых, сама любовь, во-вторых, наш образ жизни, ее ценности, степень нашей духовности, богатство впечатлений, умение реализовать себя в семье. Чаще же люди, особенно в молодости, пытаются преодолеть обыденность, просто разнообразя развлечения. Организовав конвейер удовольствий и острых ощущений, они затем невольно становятся его рабами и жертвами. Убивается сама основа любви — ее тайна, необычность, самоценность, духовность. Становясь средством развлечения и удовольствия, любовь превращается в секс, а интимные переживания стремительно идут к насыщению и пресыщению. Короче: любить — дело непростое.

Несколько слов о культуре супружеских взаимоотношений. Берн в книге «Игры взрослых» приводит такой пример. Муж пришел домой и видит, что в квартире не вытерта пыль. Нетрудно предвидеть реакцию, так сказать, «среднего» мужа, он выдает тираду вроде такой: «Целый день работаешь, устаешь, как вол, а приходишь домой — и тут непорядок». Далее понятно, как поведет себя жена. Повысив голос до крика, а то и со слезами на глазах она ответит: «А я что, не работаю?! Ты вот пришел с работы, надел тапочки, поел, уселся перед телевизором и смотришь свой хоккей, а мне до двенадцати часов не разгрести. Взял бы тряпку и вытер эту самую пыль, небось руки не отвалятся...».

У Берне муж повел себя совершенно иначе: он подошел к журнальному столику и на его пыльной поверхности написал пальцем: «Дорогая, я люблю тебя». Во-первых, он еще раз жене в любви объяснился (как известно, это никогда не помешает), а во-вторых, все же очень тактично намекнул, что не худо бы вытереть пыль. Не думаю, что его жена при таком обращении обиделась бы; в худшем случае она могла бы написать в ответ и тоже пальцем что-нибудь вроде: «Дорогой, и я тебя люблю, но хорошо бы нанять прислугу, я не успеваю управляться с хозяйством».

К сожалению, и это нужно признать, мы в семье редко щадим чувства и самолюбие друг друга, не умеем тактично вести спор, отстаивать свою позицию, не обижая, выходить из ссоры, идти на компромиссы. Компромисс, с моей точки зрения, вовсе не слабость, не сдача позиций «врагу», а великое завоевание культуры. Человек, идущий на компромисс, человек культурный, он может и свои интересы соблюсти, и чужие. Только на основе компромисса в современной семье возможны согласие, диалог, культура взаимоотношений. Сегодня эта культура сводится вовсе не к дворянскому этикету (мы по-французски не говорим и манерами не блещем), а к уважению личности любимого человека и детей. Если мы думаем прежде всего о них, а потом о себе, живем в первую очередь их проблемами и заботами, то, уверен, и культура взаимоотношений будет на высоте. В противном же случае ее не будет никогда. Если на первом месте не мы, а они, наши любимые, тогда и ссору легче прекратить, и мы не станем во всех случаях считать виноватым только другую сторону, а, как это порой ни трудно, возьмем часть вины на себя.

Хотелось бы остановиться на такой вот проблеме: как быть, когда убеждаешься, что любимая (или любимый) вовсе не такая, какой бы ее хотелось видеть или какой мы ее представляли вначале?

Можно, конечно, попытаться ее переделать. Но, как правило, это не удается. А нередко, как выясняется, и она уже пытается переделать нас самих. В результате — ссоры и конфликты, коса на камень, семья под угрозой разрушения. Думаешь: «Можно, конечно, и уступить, но что делать со своей натурой? Вроде как наступил ногой на горло собственной песне...».

Простых рецептов здесь нет. Надо сказать, современная семейная жизнь требует определенного ума, вдумчивости, заботы. Если мы живем просто так, как жизнь сложилась, куда она нас увлекла, вряд ли получится что-нибудь путное. Вспоминается в связи с этим кинофильм «Случай из жизни Потапова». Кажется, оба брата Потаповы — интересные, творческие, одухотворенные люди. Однако каждый по-своему терпит фиаско в семейной жизни. Почему? Один слишком погружен в дело, фанатично ему предан (для жены у него времени просто не остается), другой слишком слаб, влюблен, порядочен, с ним современной женщине и пресно, и скучно. По сути, оба они инфантильны в прозе сложных супружеских взаимоотношений, а их жены эгоцентричны и безоглядны в своих желаниях и увлечениях.

Но как все же поступать, если она (он) оказалась «не такой»? Прежде всего не считать это ненормальным, лучше подумать, что, возможно, и я выгляжу в ее глазах так же, как она в моих, и постараться выработать соответствующую линию поведения. Она может быть разной, но во всех случаях должна учитывать желания вашей любимой, гарантировать для нее и уважение, и свободу. Все здесь годится: и объяснение своих проблем, и попытка убедить ее (его) в чем-то, и компромисс, особенно компромисс. Главное же — понимать: неподтверждение наших ожиданий в этой области — вещь естественная, почти закономерная, преодоление его предполагает как работу над собой, причем иногда в течение всей жизни (например, переосмысление своих представлений о любви и любимой или отказ от каких-то собственных претензий), так и совместные супружеские усилия в этом направлении. Царских дорог в семейной жизни нет.

Примечание:

1Плугин В.А. Мировоззрение Андрея Рублева.¬М., 1974.¬С. 32.

Эта страница из раздела Любовь в семье и около.

Книга В.М. Розина «ЛЮБОВЬ И СЕКСУАЛЬНОСТЬ В КУЛЬТУРЕ, СЕМЬЕ И ВЗГЛЯДАХ НА ПОЛОВОЕ ВОСПИТАНИЕ» есть в нашей библиотеке: «Любовь, семья, секс и около…»

Другие главы из этой книги:

Эволюция представлений о любви и браке в последние два столетия. В.М. Розин

Проблемы любви в контексте противоречий современной семьи. В.М. Розин

Семейные традиции или свобода личности? В.М. Розин

Что все-таки главное в семейной жизни? В.М. Розин

Фрейдистская интерпретация проблемы. В.М. Розин

Во всем виноваты женщины… В.М. Розин

Можно ли построить современную семью на любви? В.М. Розин

Статьи, относящиеся к этой же теме:

Суть любви. Е. Пушкарев.

Что такое любовь. Е. Пушкарев

Коротко о любви. Е. Пушкарев

Влюбленность. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: совместимость, любовь. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: отношения. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: лидерство в любви и браке. Е Пушкарев

Психология любви. Е.Пушкарев

Тест на любовь: «шкала любви» З.Рубина.

Настоящая любовь, она же совместимая любовь. Е. Пушкарев.

Кризисы брака. Секс в браке.

Психотерапия семейных отношений.

Терапия супружеской любви. В. Альбисетти

В нашей библиотеке книг и видео: «Любовь, семья, секс и около…» , книги относящиеся к этой теме приведены в разделе Любовь в семье и около.

Эрих Фромм

Поиск по сайту

Желающие оказать спонсорскую поддержку Клубу "ПРОСВЕЩЕННАЯ ЛЮБОВЬ" могут это сделать через
Яндекс деньги :
кошелек
410014252323944
или Сберкарту, подробности : club1@mail.ru
Заранее благодарны.

Важна ли тема любви для вас лично?

 Да, несомненно
 Думаю, это важно
 Интересно почитать...
 Мне безразлично
 Пустой сайт
  Результаты опроса

Rambler's Top100 Rambler's Top100

Индекс цитирования

Экология и драматургия любви

Наш сайт о природе любви мужчины и женщины: истоки, течение, около любовные переживания и расстройства.


Default text.

Ознакомительную версию книги можно скачать Миникнига

Из книги вы узнаете: любовь между мужчиной и женщиной исключительно положительное чувство. А очень похожая влюбленность с любовью никак не связана. А недоброкачественная влюбленность - мания, она же "наркоманическая любовь", "сверхибирательная любовь" "folle amore" (безумная любовь (ит.) не только никакого отношения к любви не имеет, а и совсем болезненное расстройство.

А научиться их различать не так уж и сложно.

У человека нет врожденного дара, отличать любовь от влюбленностей, других

псевдолюбовных состояний это можно сделать только овладев знаниями.

Жизнь удалась

Примеры настоящей любви

Пара влюбленных

Драматичные влюбленности известных людей, которые не сделали их счастливыми