образовательно-доверительный сайт


Психологические особенности любовной аддикции и пути ее преодоления. А. Федосова

А.Л. Федосова, к.психол.н., г. Киев

Институт психологии им. Г.С. Костюка АПН Украины

В. Маяковский и Л. Брик В статье представлены результаты теоретического анализа научных исследований по проблеме формирования любовной аддикции. Выделены признаки любовной аддикции, определены факторы такой аддикции, очерчены пути ее преодоления. Отмечена необходимость создания психотерапевтических групп для лиц, страдающих таким видом зависимого поведения.

Ключевые слова: любовная аддикция, факторы аддикции, групповая психотерапия.

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Свобода человека является одной из важнейших ценностей. К свободе, которая предусматривает, прежде всего, свободу действий, самовыражения и выбора, стремятся миллионы людей. Потеря или недосягаемость личностной свободы переживается как экстремально фрустрирующий фактор. Зависимое (аддиктивное) поведение, одному из видов которого посвящена данная статья, ведет к потере свободы. Ощущение причастности к созданию своей жизни исчезает, контакт с реальностью становится все меньше, социальные связи нарушаются, возникают психосоматические, иногда неизлечимые, заболевания.

Большое внимание в современной литературе уделено таким видам аддикций, как химическая (алкоголизм и наркомания), гемблинг, алиментарные аддикции (булимия и анорексия), зависимость от среды Интернет. Значительно меньше внимания сконцентрировано вокруг феномена трудоголизма, который является социально желаемым и поощряется на всех уровнях, как и, например, спортивная аддикция.

А исследований зависимых отношений, когда партнеры теряют свободу и страдают от беспомощного ощущения потери себя, совсем мало по сравнению с указанными выше. На наш взгляд, это можно объяснить тем, что подобные взаимоотношения в социуме принимаются за нормальные, симптомы зависимости объясняются "настоящей любовью", а здоровая любовь, когда люди чувствуют себя комфортно как в обществе друг друга, так и порознь, известна, как это ни печально, далеко не всем. Поэтому работа практического психолога (профилактически-просветительская, диагностическая и коррекционная) в направлении помощи клиентам, которые обращаются с такой проблемой, является актуальной.

В связи с этим, целью нашего исследования мы избрали определение психологических особенностей любовной аддикции и путей ее преодоления.

Задача нашего исследования: определить характеристики любовной аддикции; выделить социально-психологические и индивидуально-психологические факторы возникновения этой аддикции; наметить пути преодоления аддиктивного поведения.

РЕЗУЛЬТАТЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ПРОБЛЕМЫ

Основным мотивом личностей, имеющих склонность к аддиктивным формам поведения является активное изменение психического состояния, которое их не удовлетворяет, о котором они говорят как о "сером", "скучном", "монотонном", "апатичном".

Любовной аддикцией называют вид аддиктивного поведения с фиксацией на другом человеке, для которой характерны взаимозависимые отношения, возникающие между двумя аддиктами. Часто можно увидеть пары, в которых мужчина страдает от химической зависимости, а женщина болеет булимией, причем оба еще и любовные аддикты. Или муж-трудоголик и женщина, страдающая шопоголизмом, которая может проводить свободное время, например, в казино.

Перейдем к сравнению признаков здоровой любви и любовной аддикции.

Безумная и несчастная любовь, которая несет боль и страдания даже в начале отношений, не является настоящей здоровой любовью, а представляет собой "голод", "жажду" по любимому человеку, аналогию наркомании, и поэтому называется еще и "наркотической любовью". Это чувство может быть взаимным или наоборот, но в любом случае оно вводит в заблуждение, как наркотики и алкоголь, созависимые влюбленные не могут расстаться, испытывают "синдром отмены". Как правило, любовная зависимость затягивается на годы. И превращается в болезнь, которая не приносит ничего, кроме боли, и которую надо лечить. Иногда, на фоне хронического стресса душевная боль ощущается и на соматическом уровне, начинается гипертония, язва желудка и двенадцатиперстной кишки, онкологические болезни, болезни сердечно-сосудистой системы и половой сферы. "Помогите мне не любить! Когда его нет рядом, мне так плохо! Я не могу жить без него. Если он не пришел, я думаю, а в чем я виновата? Я постоянно звоню ему на работу, проверяю его, но это меня не успокаивает. Я парализована без него ", – такие слова характерны для аддиктивной женщины, и среди женщин, обращающихся за терапевтической помощью, треть работает с проблемой именно любовной аддикции.

Здоровая любовь приносит радость, влюбленные чувствуют себя свободными, счастливыми и вместе и порознь, каждый может самореализоваться в различных сферах. Здоровая любовь принадлежит двум людям, тогда как любовная зависимость часто характеризует состояние одного человека, который страдает от неразделенных чувств. Влюбленные ощущают уверенность, безопасность и гармонию. Любовный аддикт редко переживает моменты счастья ("Счастье – лишь миг ..."), он часто находится в состоянии беспокойства, ревности, недоверия, сомнений, его раздражает партнер. О свободе и гармоничности не может быть понятия, так как настроение аддикта зависит от настроения, взгляда, слова "любимого". В любовной зависимости нет равноправия. Один доминирует, другой выполняет все его прихоти, пытается удовлетворить его желания, он инициирует все меры, берет на себя ответственность за взаимоотношения, прощает унижения, у него растет толерантность по отношению к такому, объектному, отношению. То, что он никогда бы не позволил другим людям, он охотно позволяет доминирующему со-аддикту. При здоровой любви неважно, где любимый человек сейчас. Важно, что он есть. И хочется, чтобы он был счастлив.. При аддикции "влюбленные" говорят, что умрут без другого, а жизнь не имеет смысла без него. В аддиктивных взаимоотношениях возникает неприязнь и желание отомстить. Любовной аддикции присуще устойчивое желание сменить партнера, чтобы "стало легче", что порождает замкнутый круг. В здоровой же любви мы воспринимаем партнера как равноправную личность со всеми присущими ей уникальными чертами, уважая ее и не пытаясь "перестроить".

Любовная аддикция характеризуется следующими признаками:

сверхценное отношение к Значимому Другому (ЗД) с фиксацией на нем, с чертами непреодолимого насилия;

нереалистичное, некритическое ожидания безусловно положительного отношения ЗД с отказом от возможности оставаться самим собой;

осознанный страх брошенности, который ослабляет негативные чувства к объекту и побуждает идти на любые жертвы ради сохранения взаимоотношений;

неосознаваемый страх интимности, который тормозит сексуальное влечение в ситуации физической близости;

выбор ЗД, который не может быть интимным (близким) здоровым путем, часто это аддикты избегания.

В то же время, для аддиктов избегания являются характерными следующие черты:

сверхценное отношение к ЗД, которого извне избегают;

скрытость внутренней жизни от ЗД из-за боязни его контроля и поглощения им;

формирование замещающих, аддиктивных взаимоотношений с другими объектами.

Обычно отношения между двумя любовными аддиктами имеют следующую динамику. Сначала наблюдаются чрезвычайно взаимосвязанные взаимоотношения (которые часто напоминают наркоманию), из которых практически исключаются другие люди, включая и собственных детей. Поскольку один из аддиктов более энергичный и активный (например, гиперфункционал, единственный или старший ребенок в родительской семье), то у его партнера растет страх быть поглощенным, он старается дистанцироваться и постепенно превращается в аддикта избегания. Созависимость между любовным аддиктом и аддиктом избегания может развиться с самого начала взаимоотношений. Формируется порочный круг: чем больше проявляет свою активность любовный аддикт, тем более вынужден удаляться аддикт избегания, усиливая тем самым у партнера страх быть покинутым и отчуждение. Обычно эту фазу взаимоотношений характеризуют, как такую, когда "нам плохо друг без друга и нам плохо вместе".

Так начинается конфликт зависимых взаимоотношений, когда аддикт избегания начинает удовлетворять свои аддиктивные потребности в другой любовной связи или в других аддикциях: трудоголизме, химической аддикции, гемблинге и др.

Иногда для того, чтобы избежать ЗД, аддикт избегания идет на эмоциональный разрыв, детерминанты которого рассмотрим далее.

М. Боуэн в концепции об уровне дифференциации "Я" описывает формирование психологически зависимой от других личности, когда "психологического рождения" (сепарации от родителей) не происходит, то есть ребенок не начинает опираться на свою внутреннюю силу, у него не развивается чувство своего внутреннего "Я", он не способен делать выбор, не несет ответственности за свои действия. Ребенок не может строить свои взаимоотношения с другими людьми, делиться своими чувствами, выражать их. Если задача сепарации не решена, повзрослев, такой человек не будет ощущать в себе внутренних ресурсов для преодоления своих трудностей. Для того, чтобы преодолеть переживания и чувствовать себя хорошо, ему необходимо опираться на нечто внешнее. В результате вся энергия таких людей уходит на поиски любви, одобрения извне (сами себя они одобрять не способны, опираться на себя не могут). Недиференцированность на уровне отдельной личности будет проявляться в низкой стрессоустойчивости, нереалистичной самооценке (нарциссические колебания от всемогущества и грандиозности к полярному обесцениванию и неполноценности), зависимости от одобрения других и их мнений относительно аддикта. Следует отметить, что интеллект относительно вещей, не касающихся личности, может быть развит на достаточно высоком уровне. В любви каждый старается быть таким, каким его хочет видеть партнер и в свою очередь требует от партнера подобных изменений. Происходит процесс слияния, вплоть до потери себя, исчезают границы личности. Такое слияние ведет к исчезновению личности. Для некоторых людей боязнь одиночества невыносима, они стремятся быть только "во взаимоотношениях", и это приводит к такому слиянию. Как результат, возникает страх исчезновения, который преодолевается путем дистанцирования или эмоционального разрыва со Значимым Другим. Для того, чтобы снизить значимость партнера (который иногда начинает "мучить" партнера, требуя все больше изменений и все больше ограничивая его), прибегают к обесцениванию партнера ("Как ты вообще мог подумать, что что-то значишь для меня?") или же взаимоотношения ("У нас ничего не было" и др.). Разрыв стимулирует следующий цикл поисков близости (с тем же партнером или с другим), или депрессию и отчуждение, или поиски новых систем взаимоотношений .

Любовные аддикты и аддикты избегания страдают от отсутствия во взаимоотношениях интимности и доверия. Они чувствуют себя ненужными и недооцененными, одновременно будучи не в состоянии создать взаимоотношения с неаддиктивными людьми и не восхищаются ими, потому что считают их неинтересными и непривлекательными. Дело в том, что в таких отношениях их привлекает, во-первых то, что знакомо с детства (например, у девушки была мать, которая то отталкивала ребенка, то возвращала – некая метафора "бумеранга"), во-вторых, обещает реализовать, наконец, детские фантазии о безусловном принятии (чего ребенок не в состоянии был получить в семье с эмоционально отчужденными родителями), в-третьих, дает надежду на новом уровне вылечить детские раны в объектных отношениях.

Обратимся к социально-психологическим и индивидуально-психологическим факторам, влияющим на формирование аддиктивной личности.

К социально-психологическим факторов любовной аддикции следует отнести влияние социальных стереотипов и семьи.

К сожалению, та любовь, которая воспевается в литературных источниках и является образцом для подражания, является именно любовной зависимостью. Истории Ромео и Джульетты, Петрарки и Лауры, Хозе и Кармен, Анны Карениной и Вронского и другие прекрасные описания подобных взаимоотношений показывают людям, каким именно должна быть настоящая любовь. Полная страданий и тревоги, препятствий и унижений, скорее всего не имеющая перспектив и протекающая, как песок. Подавляющее большинство песен о любви посвящено именно зависимым отношениям. Сериалы, в которых герои преодолевают почти невозможные преграды, страдают от издевательств и измен, а в конце концов получают желаемое, воспевают именно любовную зависимость. Людей с детства воспитывают на подобных примерах, формируя стереотип, что настоящая любовь может и должна быть несчастной и полной страданий.

Если обратиться к текстам украинских народных песен, то мы встречаем такие, достаточно характерные для национального любовного дискурса фразы: “Я не смутна, лем сердита, бо звечора батьком бита. Била мене мамка з ночі за Івана карі очі” (“Тече вода каламутна”), “Була собі Маруся, полюбила Петруся. І за того Петруся била мене мамуся” “(“Була собі Маруся”), “Буде мене мама бити, та нікому боронити” (“Час додому”), “Хто з любов'ю не знається, той горя не знає” (“Цвіте терен”), “Ой, краще б я була кохання не знала...” (“Ой, чий то кінь стоїть”), “Ой, мала я мужа-пияка. Нічого не робить, тільки п'є. А прийде до дому, а додому прийде – мене, молодую завжди б'є” (Посадила рожу край вікна»). Народные поговорки вроде “Якщо ревнує, то й любить”, “Якщо б'є, то й кохає”, “Люблю як душу, трушу мов грушу” служат инструкцией для выполнения и призывают терпеть насилие, чтобы любовь была "настоящей". И тогда эмоциональная реакция возникает только на такого человека, который способен вызвать тревогу и страдания, ведет себя непредсказуемо, играет в "кошки-мышки" и может спровоцировать возникновение у аддикта широкого спектра интенсивных чувств, которые он примет за любовь.

Но по сравнению с влиянием социума, влияние родительской семьи на формирование аддиктивного поведения является несравненно весомее.

Рассматривая проблему формирования обсессивно-компульсивного типа личности (с насильническим радикалом), следует упомянуть о жертвах эмоционального или физического насилия, деприваций и травм в родительской семье. Известен печальный факт, что человек, который пережил, например, эмоциональные унижения или инцест, будет подсознательно повторять известный ему паттерн (насилие, захват другого, как ранее захватывали его в детстве, отыгрывание привычной ситуации, пытаясь компенсаторно изменить ее с другими людьми, которые могут чем-то напоминать родителей) уже во взрослых взаимоотношениях. Многократное обращение к одной и той же (при отсутствии другой) известной с детства модели поведения в гендерных отношениях приводит к аддиктивному "кругу". Вместе с тем, у девушек (есть очень мало подобных свидетельств о взаимоотношениях "мать-сын"), которых воспитывал отец, приходящий в ужас от одной мысли об инцесте и не смотревший никогда на свою дочь с нежностью, никогда не говоривший ей о ее женственности (а именно здоровое отношение отца к дочери как к женщине воспитывает в ней гендерную идентичность), возникает ощущение пустоты и бесконечные вопросы о том, что же такое женственность. Они не имеют здорового образца взаимоотношений "мужчина-женщина", как и женщины или мужчины, пострадавшие от насилия.

Если родители принимают ребенка таким, каков он есть, не требуют от него безусловного послушания, не запрещают ему чувствовать, не проецируют на него свои собственные нереализованные мечты (чтобы ребенок достиг успеха там, где родители не смогли) и не отщепляя от ребенка его гендерную идентичность, то индивидуальность и независимость ребенка не будут разрушены. Если же родители используют своего ребенка подобным образом, то путем манипуляций они вызывают у ребенка чувство вины за несоответствие родительским ожиданиям, шантажируя тем, что, мол "Мы не будем тебя любить, если ты не будешь таким, как мы тебя ждем" или " Ты нас не любишь, потому что не хочешь делать так, как мы говорим ". Ребенок всеми силами пытается добиться одобрения и принятия от холодных, враждебных, обесценивающих родителей. Когда родители, наконец, "прощают" его, ребенок испытывает величайшее счастье принятия. Колебания между отчаянием "разбитым сердцем") и эйфорией такой ребенок и принимает за любовь. И, повзрослев, находит подобные взаимоотношения.

Часто родители делегируют ответственность за свои супружеские взаимоотношения детям, например, говоря ребенку, что не могут расстаться только из-за него. Таким образом, ребенок чувствует свою ответственность за то, что его родители не счастливы. Один из пациентов А. Лоуэна сказал: "Я не мог плакать при своей маме, так как не должен был ее раздражать, у нее было достаточно своей печали". Ребенок подавляет или вытесняет свои стремления, пытаясь стать тем, кто может осчастливить своих родителей. Нетрудно заметить переход от желания быть хорошим в семье к хорошему функционированию в школе и достижению успеха в профессиональной карьере. Это желание понравиться другим возникает из надежды, что такие поступки гарантируют нам чью-то любовь и преодолеют опыт "разбитого сердца", который является настоящей мукой, имеющей корни в детстве. Эта необходимость проявляется у взрослого, обычно эта потребность не осознается, все попытки добиться принятия так же неуспешны, как и в детстве. Эту потребность сопровождает чувство "ловушки" или "загнанности в угол", особенно при взаимоотношениях с партнером, который точно воспроизводит коммуникацию с родителями, часто характеризующуюся парадоксальностью, или двойными посланиями. Рассмотрим этот феномен более детально.

Каждое сообщение участника коммуникации имеет информационный (содержание сообщения) и командный (несущий информацию о самом общении) аспекты. Собственно сообщением выступает та часть коммуникации, которая может быть передана как информационный "сухой остаток" сообщения. Метакоммуникация выражается в интонациях, избранном порядке слов, невербальных проявлениях, кинестетике, мимике и др. Одним из показателей хорошего функционирования семьи является способность участников коммуникации выходить на метакоммуникативный уровень взаимодействия и делать его предметом обсуждения (например, обсуждать чувства участников диалога). И, наоборот, запрет на обсуждение является источником наиболее глубоких дисфункций. Исследования Г. Бейтсона показали, что в семьях, один из членов которых имел диагноз "шизофрения", наиболее яркой характеристикой коммуникации являлись противоречивые или взаимоисключающие послания на уровне сообщений и взаимоотношений, а, во-вторых, жесткий запрет обсуждать эти противоречия. Исследователь описывает характерный пример такого "двойного сообщения". К заболевшему мальчику в больницу приходит мать и ждет его в холле. Он выходит к ней и садится рядом, очень близко. Мать отодвигается от него. Мальчик замыкается в себе и молчит. Мать говорит "Ты что же, не рад меня видеть?" На одном уровне общения мать показывает, что она бы хотела увеличить дистанцию, на другом (вербальном) она ничего подобного не делает. Когда ребенок реагирует на вербальный уровень, он получает отрицательную реакцию, мать ее осуждает. Выйти из ситуации общения с родителями ребенок не может, особенно до определенного возраста. В ситуации неконгруэнтной коммуникации трудно выбрать, на какую часть ориентироваться, поскольку выбор никогда не является правильным. Ловушкой для участников коммуникации двойное сообщение становится при существовании следующих условий: вовлеченность людей в интенсивные взаимоотношения, которые имеют высокую степень физической/ психологической ценности (мать/ребенок; пара влюбленных); реципиент не может выйти за пределы установленных двойным сообщением рамок, поэтому никак не может ориентироваться ни на какой из противоречивых компонентов сообщения.

Так, во взаимозависимых отношениях любовных аддиктов один из них (обычно тот, кто имеет экстернальный локус контроля и всю ответственность возлагает на партнера) оперирует противоречивыми сообщениями, а его партнер, блуждая между одновременным поощрением к взаимодействию и отвержением, попадает в безнадежную ситуацию, чувствуя себя таким же одиноким, беспомощным и зависимым, как и в детстве. Характерным ответом аддиктов избежания на вопрос "Что мне делать? Чего ты хочешь?", является фраза "Ты сам (а) знаешь", которая не оставляет никакого шанса на взаимопонимание.

В здоровых, симметричных (а не симбиотических) взаимоотношениях партнеры способны принять сходство и различия друг друга. Точно так же и комплементарной (взаимодополняющей) коммуникации. В патологиях возникает типичная проблема, когда осуществляется эскалация поведения: А. требует от Б. Какого-то поведения (или восприятия), Б. подчиняется, что вызывает у А. новые и новые требования. В литературе много внимания уделяется патологии комплементарного взаимодействия. Работы К. Лидза относительно семейных отклонений, А.Е. Шефлейна о "жутких парах", Р.Д. Лейнга относительно "заговора" характеризуют это "сумасшествие вдвоем" ("Folie à deux").

Обратимся к индивидуально-психологическим характеристикам любовных аддиктов. Прежде всего, следует сказать, что чаще именно женщина бывает любовным аддиктом, а мужчина – аддиктом избегания. Но бывает и наоборот. И следующие характеристики могут быть присущи как женщинам, так и мужчинам. М. Балинт описывает типичную концепцию аддикта избегания: "Меня должны любить и заботиться обо мне все те, кто имеет для меня большое значение. Никто не может потребовать от меня никаких усилий или платы за это. Люди, которые так много значат для меня, не могут иметь интересов, желаний и потребностей, которые отличаются от моих. Если в чем-то это не так, они все равно должны подчиняться моим потребностям. При этом у моих близких не должно возникать чувство напряжения или возмущения. Они должны получать от этого удовольствие и радость. Если это так, то мне приятно, я счастлив ".

Нарциссические партнеры в своем большинстве страдают перфекционизмом, не способны на эмпатически-аффилиативные проявления, не выносят никаких недостатков (действительно существующих или воображаемых) партнера, опираются на внешнее одобрение избранного ими объекта. Такие люди часто первым рвут отношения, чтобы не испытывать страха быть брошенным. Представители психодинамического направления считают, что нарциссическая личность не способна на любовь, не выдерживает рядом с собой свободной презентации другого человека, сводит ее к объекту.

Ответственность за настроение и благосостояние такого человека берет на себя ответственность любовный аддикт, которому присущи проблемы гиперконтроля и гиперответственности (тот, которому делегировали эту ответственность в семье). Для них характерны навязчивость в поведении и эмоциях, тревожность, неуверенность в себе, импульсивность, насилие в действиях. Они создают для себя "идолов", которые обладают высшей силой или сами пытаются играть роль этой силы для ЗД. Они бросаются на помощь, "спасают" от алкогольной или наркотической зависимости, решают проблемы за другого, становятся для него костылем. И, если "спасение" удалось, потребность в спасателе отпадает. Спасенный оборачивается аддиктом избегания или просто исчезает из жизни спасателя, оставляя тому экзистенциальную пустоту. Во взаимосвязанных взаимоотношениях роли спасателя, жертвы и преследователя могут молниеносно меняться [4]. Обычно спасатели обвиняют другого в отсутствии идеалов, аморальности, "черной неблагодарности", жалуются, что им почему-то встречаются только такие, очень похожие друг на друга партнеры. При этом они совершенно не осознают того, что их собственное стремление полного контроля над жизнью другого человека, желание абсолютной власти и владения, само по себе является разрушительным для личности.

Приведем индивидуально-психологические характеристики женщин-любовных аддиктов:

1. Как правило, будущий аддикт рос в неблагополучной семье, где его эмоциональные потребности не удовлетворялись. Например, когда родители ссорятся, им не до ребенка и не до его потребности в нежности, ребенок не может доверять своим чувствам и чувствует себя недостойной любви. Таким семьям присущи:

Физическое насилие над мужем, женой и/или детьми;

Недостойное сексуальное поведение одного из родителей в отношении ребенка, которое варьирует от извращения до инцеста;

Постоянные ссоры и напряжение;

Долгие периоды времени, когда родители не разговаривают между собой;

Родители имеют разные системы ценностей или противоречат друг другу, борясь за лояльность ребенка;

Родители конкурируют друг с другом или с детьми, не признавая при этом достижений друг друга или ребенка;

Один из родителей не может установить взаимоотношения с остальной семьей, активно их избегает, обвиняя при этом их в замкнутости;

Слишком жесткие требования к достатку семьи, религиозному воспитания, работе, режим дня, слепое увлечение сексом, телевидением, домашним хозяйством, спортом, политикой. Это может нарушать близость в семье, так как акцент ставится на правилах, а не нормальных взаимоотношениях.

2. Получив в детстве мало тепла и ласки, аддикт пытается решить свою потребность опосредованно, особенно используя мужчин, которые якобы требуют этого.

3. Поскольку женщина-аддикт так и не смогла изменить родителей и получить у них тепло и ласку, она остро реагирует на знакомый с детства тип эмоционально недоступного мужчины. Она вновь пытается изменить его своей любовью.

4. Опасаясь, что мужчина уйдет, женщина-аддикт делает все возможное, чтобы уберечь взаимоотношения от распада.

5. Для женщины-аддикта нет ничего слишком неприятного или отнимающего слишком времени, если это "поможет" мужчине. Вот примеры того, что делает женщина ради сохранения взаимоотношений: приобретение мужчине одежды, чтобы улучшить его самооценку; поиски личного психотерапевта для него и постоянные просьбы пойти на терапию; финансирование дорогостоящих хобби, которые помогают мужчине лучше использовать свое время, изменение места проживания, часто с финансовыми потерями, так как "он здесь не счастлив"; передача ему половины или всей собственности, чтобы он не чувствовал себя в положении "подчиненного"; спокойное и толерантное отношение к унижениям и пыткам с его стороны, так как "раньше ему не позволяли выражать чувства", или" в детстве он так страдал".

В ситуации, где женщина с другим прошлым возмущенно говорит, что ни минуты не будет мириться с этим, женщина-аддикт считает, что просто она недостаточно приложила усилия к улучшению взаимоотношений с мужчиной, который, как и ее родители не способен на близкие отношения.

7. Женщина-аддикт готова взять на себя большую долю ответственности и вины за то, что произошло в любой взаимоотношениях (на работе, с друзьями, в супружеских или партнерских отношениях).

8. Самооценка женщины-аддикта держится на критически низком уровне. В глубине души она не верит, что заслуживает счастья, скорей она считает, что должна заслужить права наслаждаться жизнью.

9. Будучи с детства неуверенной в себе, женщина-аддикт отчаянно стремится контролировать своего мужчину и свои взаимоотношения с ним, маскируя свои желания "быть полезной". В родительской семье люди, от которых ребенок зависел, были слишком слабы, чтобы защитить его. Фактически такая семья являлась для ребенка источником угрозы и большого душевного ущерба и потрясений. Опыт, усвоенный в такой семье разрушает личность, поэтому обладающие подобным опытом пытаются "быть на высоте". Становясь сильными и помогая другим, спасая их, аддикты защищаются от паники, охватывавшей их, когда их отдавали в распоряжение других людей. Чтобы чувствовать себя в безопасности, им необходимо общество людей, которым они могут помочь.

10. Во взаимоотношениях с мужчинами женщины-аддикты скорее связаны со своей мечтой о том, как все могло бы быть, чем с реальной ситуацией. Если бы у них был мужчина, который воплощает все мечты, то направляющая часть их личности была бы не задействована, их талант и способности были бы не реализованы. Поэтому они выбирают мужчину, с которым воплотить эти мечты невозможно.

11. Женщины-аддикты испытывают болезненную страсть к мужчинам и эмоциональные страдания (мазохистические черты). Поэтому пары "мужчина-нарцисс и женщина-мазохистки" чаще всего встречаются как любовно-аддиктивные пары.

12. Страдания, которые аддиктивная женщина испытывает во взаимоотношениях с таким мужчиной, отвлекают ее от действительности, которая представляется пустой и страшной. При отсутствии страданий во взаимоотношениях с "любимым" женщина испытывает такие же симптомы, как наркоман при отмене наркотиков: тошноту, потливость, тремор, бессонницу, панику, депрессию и другие.

13. Женщины-аддикты часто могут быть зависимыми эмоционально, а иногда и биохимически от наркотиков, алкоголя и/или определенных пищевых продуктов, особенно сладостей.

14. У аддиктов может появиться склонность к депрессии, приступы которой они пытаются преодолеть с помощью нервного возбуждения, возникающего при нестабильных взаимоотношениях.

15. Женщин-аддиктов не привлекают добрые, надежные, сильные, ответственные мужчины. Их не привлекают те, кто действительно интересуется ими.

Известно, что женщины, которые "любят слишком сильно" (по меткому высказыванию Р. Норвуд), страдают от скрытой депрессии. Ярко выраженных признаков клинической депрессии у них не обнаружено, но жизнь их, по их выражению "какая-то неинтересная, ничего не раздражает и ничего не радует". Для того, чтобы ощутить интенсивные чувства, пережить экстремальные ситуации и осознать себя живыми, такие женщины ищут и создают аддиктивные отношения. Установлено, что сексуальные переживания у этих женщин более яркие (при энцефалографическом исследовании видно, что источник возбуждения возрастает в десятки раз) при взаимодействии с их аддиктивным партнерам в сравнении с таким же взаимодействием с симпатичными, приятными людьми. Поэтому общение и "любовь" с другим типом партнеров для таких женщин неинтересны и неприглядны. Эти женщины обычно были отличницами в школе, являются успешными профессионально и финансово, но попадая в аддиктивные взаимоотношения, они несут финансовые потери, их статус может снижаться. К сожалению, все это свидетельствует о неспособности этих людей создавать по настоящему близкие отношения, о которых им ничего не известно. Когда (с помощью индивидуальной или групповой терапии) человек "вырастает" и становится способным к настоящей здоровой любви, партнер (с которым иногда было проведено несколько десятков лет в борьбе и страданиях) становится неинтересным. Главное в преодолении аддиктивного поведения – это его осознание. Всем известно, например, что лечение лиц, страдающих от химической зависимости, невозможно без осознания ими этой проблемы.

Признаки, пути предотвращения и преодоления зависимого поведения при алкогольной и любовных аддикциях одинаковы. Этапы выздоровления являются одинаково важными и представлены в хронологическом порядке. Р. Норвуд отмечает, что женщины, которые прошли все этапы выздоровления, все выздоровели.

1. Обратитесь за помощью.

2. Сделайте ваше выздоровление главным приоритетом вашей жизни.

3. Примите участие в группе, члены которой поймут ваши проблемы.

4. Развивайте свою духовность повседневной практикой.

5. Прекратите руководить мужем и контролировать его.

6. Прекратите манипуляции и не увлекайтесь "игрой в преследователя-жертву-спасателя".

7. Мужественно боритесь со своими проблемами и недостатками.

8. Развивайте свои личные потребности.

9. Станьте "эгоистичной".

10. Поделитесь с другими людьми своими переживаниями и личным опытом.

Тому, кто хочет избавиться от любовной аддикции, ни в коем случае не надо шантажировать своего партнера тем, что будет давить на него с целью того, чтобы он тоже менял свою жизнь. Это должно быть только собственным выбором. Первым шагом (обращением за помощью) может быть анонимный звонок в "телефона доверия", чтение книг, откровенные беседы о своей проблеме с друзьями, обращение к индивидуального или семейного терапевта, а также участие в терапевтической группе (подобной группе "Анонимных алкоголиков", "Ал-Анон" (для созависимых с алкоголиками), "Объединенных дочерей" (для жертв насилия в семье), "О.А." (для лиц, страдающих от алиментарных зависимостей – булимии и анорексии.

Именно групповая психотерапия помогает в преодолении аддиктивного поведения. Человек, который обращается за помощью к группе, чувствует действительно мощную поддержку людей, которые имеют сходную проблему, имеют опыт ее решения. В группе можно услышать другие точки зрения на проблему, которая помогает увидеть ее в другом ракурсе. В группе можно чувствовать себя в безопасности, не боясь презентовать себя, раскрываться, быть откровенным и выражать чувства. Иногда именно терапевтическая группа является первым в жизни человека с зависимым поведением местом, где он чувствует себя в безопасности. И именно в группе он может научиться делиться ответственностью, больше опираться на себя, отстаивать свои границы. Именно в группе он может ощутить ценность своей личности, своей жизни. И уже впоследствии начнет строить здоровые взаимоотношения со здоровыми партнерами, которые будут его уважать и любить по-настоящему.

ВЫВОД

Любовная аддикция – это разновидность аддитивного поведения с фиксацией на другом человеке, для которой характерны взаимозависимые отношения, возникающие между двумя аддиктов. Среди обращающихся к психотерапевту женщин треть работает с проблемой именно любовной аддикции.

Среди факторов, влияющих на формирование такой аддикции, можно выделить социально-психологические (влияние социальных стереотипов и семьи) и индивидуально-психологические (личностные характеристики). В литературе описаны типичные черты любовного аддиктов, как склонного к депрессии, мазохистичного, нарциссического, не способного установить здоровые отношения и выдерживать рядом с собой присутствия другого и т.д.

Поскольку разрушительное влияние аддиктивного поведения на личность является очевидным, то преодоление последствий аддикции является одной из актуальных задач психологической практики. Одним из эффективных направлений борьбы с аддикции является групповая психотерапия, в ходе которой человек имеет возможность приобрести новый опыт, почувствовать себя в безопасности, осознать свою зависимость и избавиться от ее симптомов, опираясь на участников группы, которые преодолели свою аддикцию и учатся строить свою жизнь самостоятельно.

Мы считаем, что создание таких групп поможет людям, которые чувствуют себя в ловушке, достичь личностного развития и свободы.

Это страница из раздела Психология любви

О влиянии любовных и сексуальных аддикций на здоровье в книге Курта Теппервайна «Психосоматика, отношения и здоровье». Книга есть в нашей библиотеке «Любовь, семья, секс и около…»

Статьи, относящиеся к этой же теме:

Большая подборка статей о любовной аддикции, которую наша культура нередко называет «наркоманическая любовь» «сверхизбирательная любовь», «невротическая любовь», «слишком большая любовь», «больше чем любовь», «компульсивная любовь», «токсическая любовь» и т.д. и людях страдающих от этих расстройств.

Путеводитель по сайту и основным вехам в познании любви. Е.Пушкарев

Суть любви. Е. Пушкарев.

Что такое любовь. Е. Пушкарев

Коротко о любви. Е. Пушкарев

Влюбленность. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: совместимость, любовь. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: отношения. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: лидерство в любви и браке. Е Пушкарев

Психология любви. Е.Пушкарев

Тест на любовь: «шкала любви» З.Рубина.

Как избавиться от "любви"? Е. Пушкарев

Второй этап любовной мании и Анна Каренина. Е. Пушкарев

Психологическое здоровье обязательное условие для любви. Е. Пушкарев

Причины нарушения психологического здоровья. А. Шувалов

Зигмунд Фрейд о любви.

Сексуальность, женский и мужской оргазмы.

В нашей библиотеке книг и видео более 1000 единиц хранения по теме «Любовь, семья, секс и около…» Есть книги по теме этой статьи:

Скотт Даулинг «Психология и лечение зависимого поведения»

Валентина Москаленко «Когда любви слишком много. Профилактика любовной зависимости»

Борис Диденко «Хищная любовь»

Сьюзен Израэльсон, Элизабет Макавой «Синдром Мэрилин Монро»

Роман М. Койдль «Мерзавцы: почему женщины выбирают не тех мужчин»

Филипп ван Манчинг, Берни Катц «Во всем виноваты родители, или почем не складываются ваши любовные отношения»

Робин Норвуд «Надо ли быть рабой любви?»

Робин Норвуд «Женщины которые любят слишком сильно»

Стентон Пил, Арчи Бродски. «Любовь и зависимость»

Геннадий Старшенбаум «Аддиктология: психология и психотерапия зависимостей»

Стивен Хассен «Освобождение от психологического насилия»

Ирвин Ялом «Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы»

и другие.

Эрих Фромм

Поиск по сайту

Желающие оказать спонсорскую поддержку Клубу "ПРОСВЕЩЕННАЯ ЛЮБОВЬ" могут это сделать через
Яндекс деньги :
кошелек
410014252323944
или Сберкарту, подробности : club1@mail.ru
Заранее благодарны.

Важна ли тема любви для вас лично?

 Да, несомненно
 Думаю, это важно
 Интересно почитать...
 Мне безразлично
 Пустой сайт
  Результаты опроса

Rambler's Top100 Rambler's Top100

Индекс цитирования

Экология и драматургия любви

Наш сайт о природе любви мужчины и женщины: истоки, течение, около любовные переживания и расстройства.


Default text.

Ознакомительную версию книги можно скачать Миникнига

Из книги вы узнаете: любовь между мужчиной и женщиной исключительно положительное чувство. А очень похожая влюбленность с любовью никак не связана. А недоброкачественная влюбленность - мания, она же "наркоманическая любовь", "сверхибирательная любовь" "folle amore" (безумная любовь (ит.) не только никакого отношения к любви не имеет, а и совсем болезненное расстройство.

А научиться их различать не так уж и сложно.

У человека нет врожденного дара, отличать любовь от влюбленностей, других

псевдолюбовных состояний это можно сделать только овладев знаниями.

Жизнь удалась

Примеры настоящей любви

Пара влюбленных

Драматичные влюбленности известных людей, которые не сделали их счастливыми