образовательно-доверительный сайт


Романтическая любовь и сексуальная аддикция. Ц. П. Короленко. окончание

фрагменты из книги «МИФОЛОГИЯ ПОЛА» Ц. П. Короленко, психиатр, доктор медицинских наук, профессор. 1994г.
Книга есть в нашей библиотеке: «Любовь, семья, секс и около…»

перед сексом

В начале 70-х годов президент США Никсон назначил комиссию, в задачу которой входило проведение исследования в отношении возможности повторения датского опыта в снятии сексуальных ограничений. Комиссия пришла к заключению, что порнография сама по себе не способна разрушить мораль, она не вызывает роста сексуальных преступлений вообще и даже приводит к снижению таких видов сексуальных преступлений, как изнасилования, сексуальные нападения, совершаемые несовершеннолетними, садистские действия.

Как это можно объяснить? Не лишена основная точка зрения, что порнографическая продукция предоставляет возможность «переключения» внимания лицом, потенциально готовым совершить сексуальные преступления, на «разрядку» в сфере фантазии. Стимулирование воображения, таким образом, может «работать» в обе стороны, правильнее сказать, оно имеет две стороны — положительную и отрицательную, и поэтому всякое упрощенное в духе «единственно правильного» заключения здесь невозможно.

Вместе с тем отрицательные последствия односторонней целенаправленной организации воображения являются реальностью, с которой мы все более встречаемся в повседневной жизни, Подобная организация получила даже название «насильственная фантастикация» (Milkman, Sunderwifh, 1967).

Современное стимулирование воображения в определенном плане не ограничивается, естественно, сексуальной тематикой. Оно может включать секс в качестве одного из компонентов более сложных сценариев или вообще фиксироваться на других остросюжетных содержаниях. Примером такого сценария является игра «Подземелья и драконы», получившая широкое распространение в США. В игре участвуют два или больше игроков, которые вовлекаются в разнообразные воображаемые приключения. Среди игроков имеется Хозяин Подземелья, остальные участвуют в развитии фантастических событий. Хозяин Подземелья является рассказчиком, конструктором, создающим по своему желанию подземелья, другие планеты, фантастические ситуации. Создаваемые иллюзорные реальности подкрепляются картами, схемами, фотографиями, разными «вещественными доказательствами». Хозяин объясняет игрокам результаты каждого принятого ими решения, действия или движения. Как правило, Хозяин Подземелья является ' компетентным участником игры, имеющим предшествующий опыт в качестве обычного игрока. Милкмэн и Сандервит (Milkman, SuncL.1967) приводят высказывание одного из энтузиастов игры:

Воображение — это чудесное бегство от реального мира и всех его проблем. Оно позволяет Вам вообразить и пережить вещи, которые в ином случае были бы невозможными. Это также очень личное переживание, уникально подобранное к Вашей личности. Поэтому-то книга часто интереснее, чем сделанное по ее содержанию кино: мы индивидуально интерпретируем книгу, используя наше воображение, нечто невозможное для воспроизведения в кино.

Воображение и бегство от реальности являются поэтому главной привлекательностью в фантастических играх. Другая привлекательность «Подземелий и драконов» заключается в целостной концепции игры. Когда Вы читаете книгу, Вы можете идентифицировать себя с главным героем, но Вы только наблюдаете и переживаете то, что происходит в повествовании. В «Подземельях и драконах» Вы принимаете активные решения в том, что происходит, используя свои знания, интуицию и личность. В реальности мы принимаем решения каждую секунду, но когда мы воображаем — это обычно сцена, образ, объект, концепция, событие и др. В «Подземельях и драконах» Вы отвечаете за воображение другого человека. И в конце концов ролевая, игра позволяет Вам быть кем-то другим, быть сильнее, привлекательнее, отважнее, т. е. всем, кем Вы хотите быть. И это позволяет Вам пережить вещи, которые никогда ранее не были возможными а «реальном мире». Одно это уже имеет сильную привлекательность.

Все, казалось бы, хорошо и интересно. Но существует и вторая, более скрытая, «темная» сторона увлечения: нарушение психического равновесия и невозможность вырваться из мира фантазий. Описан случай, когда один из активных участников игры, исполнявший роль Хозяина, 16-летний любитель компьютеров, человек с очень высоким интеллектом, чрезвычайно пристрастившийся к игре, внезапно исчез, спустившись в систему отопительных тоннелей. Эти тоннели находились под городком Мичиганского университета. Студент оставил знак о своем местонахождении на одной из карт, использованных в игре «Подземелья и драконы». Только через месяц студент появился на поверхности, вернулся в свой родной город и через год совершил самоубийство.

Известен также случай, происшедший в 1984 г. 16-летний Д. Ирвин и его 12-летний брат Стифен были найдены мертвыми: они застрелили друг друга. Местная полиция (штат Колорадо) связала этот инцидент непосредственно с увлеченностью погибших игрой «Подземелья и драконы». Братья в течение нескольких лет проводили практически все свободное время за этой игрой и почти ничем больше не интересовались. Незадолго до трагедии старший брат закончил разработку нового варианта, с новыми типажами и приключениями. Стало известно, что братья погибли, покончив с собой. Ими овладела идея, заимствованная из игры, что, совершив самоубийство, они отправятся вместе в «путешествие в1 таинственное "третье измерение"». Все это стало известно из записки, оставленной братьями для родителей. Шериф сообщил на пресс-конференции, что мальчики были уверены в том, что переплетение их ног во время смерти позволит им унестись вместе в «третье измерение». Стифен застрелил выстрелом в голову старшего брата, а потом и себя. Такие трагические случаи не были единичными. Все это привело к возникновению в обществе отрицательного отношения к игре, что выразилось в требованиях удаления игры «Подземелья и драконы» из школ и местных библиотек. Некоторые религиозные группы объявили игру «сатанинской» и проводили активную пропаганду протеста.

В качестве одного из вариантов сексуального аддиктивного поведения, обусловленного фиксациями в воображении на определенных. предметах и явлениях, мы рассматриваем фетишизм (Короленко, Донских, 1990). Фетишизм выражается в полном или частичном переносе сексуальной фиксации не только на различные предметы, разглядывание и прикосновение к которым сопровождаются развитием сексуальных фантазий и сексуального возбуждения, но и на ситуации, эмоции, оторванные от человека, от его личности. В фетишизме аддиктивные механизмы выступают в незамаскированном виде, сексуальное влечение носит отчетливо изолированный, деперсонифицированный характер. В литературе фетишизм значительно чаще описывается у мужчин и в качестве предметов сексуальной фиксации выступают одежда, белье, различные предметы женского туалета. В то же время нельзя забывать, что фетишизм нередко наблюдается у женщин, хотя проявляется в более скрытом виде и касается Других объектов фиксации. К ним относятся, например, фиксации на эмоциях, связанных с определенными ситуациями, сценариями, развиваемыми в воображении.

Нами наблюдались женщины с серьезными сексуальными проблемами, заключающимися в часто возникающем стремлении оказаться в опасных ситуациях с реальной угрозой, возможностью нападения, избиения, изнасилования и т. д. Попадание в такую обстановку сопровождалось сексуальным возбуждением. Стремление к непосредственному сексуальному контакту (обычно с незнакомыми или малознакомыми людьми) могло отсутствовать или являлось лишь элементом общего сценария, в котором риск, эмоции страха, напряжения имели основное значение.

Таким образом, фетишем может являться любой, сам по себе несексуальный объект или ситуация, вызывающие сексуальное возбуждение.

Вместе с тем рудименты фетишизма широко распространены. Так, многие мужчины в интимном общении с женщинами придают первостепенное значение цвету или длине волос, величине груди и менее обращают внимание на другие физические характеристики. В такого рода случаях речь идет фактически уже о сексуальных объектах. Однако если эти объекты воспринимаются в отрыве от личности, становятся главными, приобретают сверхценное значение, то в изолированном влечении к ним имеется фетишистский оттенок. С «зачаточными» явлениями фетишизма приходится встречаться и у мужчин, способность которых к совершению полового акта значительно возрастает, если на партнерше надеты туфли или чулки, или если в ушах имеются клипсы.

Фетишизм становится серьезной психиатрической проблемой, когда он выступает в развитом виде, т. е. когда партнер (партнерша) исчезает, а чулки, туфли или другие предметы становятся единственными сексуальными стимулами.

Наши наблюдения показывают, что развитие фетишистской активности, фетишистского «стиля жизни» сопровождается значительным эмоциональным напряжением; типично постоянное тревожное ожидание, нарастающее стремление придумывать разнообразные ситуации для реализации сексуальных фетишистских желаний. Эта деятельность фактически становится основной целью в жизни, другие мотивации вытесняются, отступают на второй план. Нормальная сексуальная жизнь оказывается постепенно несовместимой с развитым фетишизмом. Воображение усиливается, но одновременно суживается, концентрируясь исключительно на фетишистских содержаниях, аддикция поглощает и разрушает всю личность, нарушает контакты с людьми, приводит к отчуждению, изоляции. Характерно бегство от прежних сексуальных партнеров, которые становятся ненужными, мешают осуществлению фетишистских реализаций.

Проявления фетишизма не обходили стороной и многих талантливых, гениальных людей, имеющих всемирную известность.

Так, например, признаки фетишизма были свойственны известному французскому художнику Тулуз-Лотреку. Это нашло отражение в многочисленных свидетельствах. Приведем одно из них (Mendoza, 1978): «Он был фетишистом. Его друг Таде Натансон сообщает: "Он хватал пару женских (грязных) чулок или панталоны, скатывал их в шарик и вдыхал их запах с закрытыми глазами"».

Американский писатель Теннесси Уильяме описывает фетишизм в одной из его наиболее известных пьес «Ночь игуаны», в которой героиня рассказывает о том, как она давала свои поношенные панталоны несчастному ухаживателю, считая его величайшим сексуальным приключением.

Стремление некоторых мужчин-фетишистов к женскому белью бывает столь резко выраженным, что они похищают эти предметы в различных местах: из квартир, снимают с веревок для сушки белья и т. д. В большинстве случаев отсутствует при этом стремление надевать похищенное белье, хотя в некоторых случаях и такие действия возможны. Наиболее типично, когда фетишист получает сексуальное удовольствие от созерцания или прикасания к женскому белью, особенно в местах, прикасавшихся к половым органам.

Холландер (Hollander, 1978) приводит высказывания одной из известных звезд шоу-бизнеса Ксавиеры: «Что выводило из себя, это фетишисты, которые постоянно выпрашивали у меня использованное белье. Я не планировала продавать подобные вещи... Мне начали звонить рано утром люди, страстно стремившиеся купить мои использованные плавки и лифчики. «Поношенные, — подчеркивали они, — и, пожалуйста, не утруждайте себя их стиркой». Постепенно цены удваивались, учетверялись. Мужчины и женщины одинаково упрашивали меня разрезать мое нижнее белье на половинки, на четвертую часть, чтобы иметь возможность заплатить невероятную цену. «Даже люди среднего достатка не могут себе позволить иметь Ваши плавки», — сказал мне один из мужчин».

Некоторые фетишисты фиксированы только на женских ногах и обуви. Приведем в качестве иллюстрации описание Холландер (Hollander, 1978):

Я вспоминаю одну свою знакомую девушку в Нью-Йорке, которая оказывала действенную помощь своему приятелю-фетишисту в его приключениях. Оба, Денис и Чарльз, имели обыкновение гулять по Центральному парку, и когда Чарльз замечал женщину, ноги которой ему нравились, Денис подбегала к ней и говорила: «Моя дорогая, ка¬кие баснословные туфли. Где Вы их достали? Мне бы очень хотелось купить такие же. О, они такие хорошенькие!» Все это время Чарльз созерцал женские ноги. Часто Денис удавалось убедить женщину снять с ноги туфлю, таким обрезом Чарльз получал возможность посмотреть на «обнаженную» ногу, а иногда женщина даже позволяла ему подержать туфлю в руках. «Я только посмотрю на этикетку», — говорил Чарльз. Это был его способ удовлетворения его фетишизма к женским ногам и обуви. Чарльз не стремился надевать туфли, даже, если ему предоставлялась такая возможность. Ему просто нравилось чувствовать и осознавать, что женская прелестная ножка прежде «пе-нетрировалэ туфлю».

Приведенные примеры демонстрируют значение воображения в возникновении аддиктивных развитии во «внефармакологической зоне», в которую входят и сексуальные формы аддиктивного поведения.

В заключение подчеркиваем, что настоящая любовь резко отличается от сексуальной аддикции. Настоящая любовь способствует обоюдному развитию, делает жизнь более осмысленной и заполненной- Аддикция всегда подразумевает драматическую зависимость, по сути дела в ее основе лежит попытка найти себя, свое «я» в жесткой стерильной схеме зависимых отношений с другими людьми. Эти другие люди воспринимаются не как таковые, а как объекты, необходимые для самосохранения, для чувства психологической безопасности.

Механизмы сексуальной аддикции легче понять, принимая во внимание, что любая аддикция — это не просто химическая реакция, а специфическое психологическое состояние, которое включает переживание и приобретенный постепенно опыт устранения связанных с последним дискомфорта, напряжения, эмоциональной боли, чувства потерянности в окружающем мире. Аддиктивная реакция формируется как субъективная фиксация на том, что человек считает для себя безопасным, успокаивающим. Проще всего занять позицию обвинения и осуждения аддиктивных подходов, однако такая позиция малопродуктивна. Сложнее попытаться разобраться в проблеме, что делает людей столь часто аддиктами, в том числе и сексуальными. Мы уже останавливались на этой стороне вопроса, выделяя некоторые, как нам кажется, важные факторы. Добавим лишь следующее положение общего характера. Привычка к возникновению и развитию зависимости стимулируется воспитанием, в процессе которого, начиная с детского возраста, человеку прививается чувство приниженности, собственного несовершенства, неадекватности. Развитию аддиктивных подходов способствует воспитание в условиях, когда внушается вера во внешние силы, авторитеты, способные «защитить», решить все проблемы, что приводит к поиску внешних, поверхностных решений собственных жизненных проблем с ориентацией на возникновение подчинения и зависимости.

Основное отличие настоящей любви от аддикции, наконец, образно может быть изображено как отличие желания к развитию и совершенствованию от желания находиться в неизменяющемся состоянии, стремления к застою, мертвой ограниченности стереотипной схемой. По выражению Пил и Бродски (Peel, Brodsky, 1975), фундаментальное различие между аддикцией и неаддикцией... это видение мира как собственной арены и видение мира как собственной тюрьмы. Если то, во что вовлечен человек, усиливает его способность жить, если это позволяет ему работать более эффективно, любить более страстно, лучше понимать происходящее вокруг него и, наконец, если это позволяет ему расти, изменяться и развиваться, — тогда это не аддиктивно. Если это принижает человека, делает его менее привлекательным, менее состоятельным, менее чувствительным и если это ограничивает его, душит его, вредит ему — тогда это аддиктивно.

Аддикцию можно рассматривать как уклонение от личной взрослой ответственности. Зрелая любовь, являясь противоположностью сексуальной аддикции, представляет собой союз людей с непременным сохранением личностных качеств, внутреннего мира, индивидуальности каждого.

Сексуальная аддикция невозможна, если у человека выражено чувство внутренней свободы, чувство способности управлять своей жизнью, организовывать ее, не плыть по течению, не быть управляемым обстоятельствами, другими людьми. Психологически зрелый человек способен эффективно противостоять сексуальной аддикции. Чрезвычайно важным компонентом такой зрелости является способность контролировать неизбежный конфликт между желанием быть связанным с другими людьми и собственной индивидуальностью, чувством собственного «я». Наличие такой способности предохраняет человека от отношений зависимости, от иллюзии, что другой человек может полностью заменить ему собственный мир, спасти его от внутренних эмоциональных проблем.

Одним из тестов, определяющих эмоциональную зрелость человека, является способность переносить одиночество, сочетаемая с потребностью побыть какое-то время одному, подумать, переосмыслить приобретенный опыт, обучить себя новым подходам, прийти к какому-либо решению. При этом, конечно, нужно иметь в виду, что далеко не всякое пребывание в одиночестве бывает лишенным аддиктивных механизмов, например, если одиночество заполнено фиксацией на активности, приводящей к растущему отрыву от продуктивного общения, контактов с людьми. Неаддиктивный человек небоится осознавать самого себя, но для него всегда важны отношения с окружающим миром.

Возникает своего рода равновесие между «я» и внешним миром с сохранением чувства собственной идентичности. Такой человек получает удовольствие и радость от взаимодействия с другими людьми. Он получает постоянное «обратное питание» от окружающей среды. Неудачи, поражения, неизбежные в реальной жизни не приводят к снижению его самооценки, а используются в качестве факторов, помогающих сделать необходимые выводы, стать разумнее, расширить свои личностные возможности. Неаддиктивная личность в случае неудачной любовной связи, разрыва брака не идет по пути немедленного поиска «заменительного» объекта, а вначале анализирует причины неудачи, обучается лучшему пониманию эмоции, мотиваций как своих собственных так и другого человека это делает повторную ошибку менее вероятной.

Пил и Бродски (Peel, Brodsky, 1975) приводят несколько критериев, на основании которых, по их мнению, можно отличить любовь от аддикции.
1.Уверен ли каждый из партнеров в собственных достоинствах?
2.Улучшают ли любовные отношения каждого из них? Становятся ли они лучше, сильнее, привлекательнее, имеют ли большие достижения, стали ли они более чувствительными?
3.Сохраняются ли у партнеров серьезные интересы вне их отношений друг с другом, включая личные значимые отношения?
4.Интегрированы ли их отношения в их общую жизненную систему?
5.Не проявляет ли кто-нибудь из них зависти или ревности к расширению интересов другого?
6.Находятся ли они между собой также в дружеских отношениях?
7.Стали ли бы они искать встречи друг с другом, если бы у них прекратились любовные отношения?

Ознакомление с такого рода критериями может вызвать у читателя вполне оправданное недоумение. Можно ли вообще найти семью или лиц, находящихся в неформальной связи, которые бы удовлетворяли всем этим требованиям? В реальной жизни это действительно встречается как исключение. Однако эти критерии представляют собой только идеальную схему. В то же время здоровые нормальные отношения между любящими друг друга людьми должны включать хотя бы некоторые из предложенных критериев. Нам следует иметь в виду и то обстоятельство, что отдельные элементы аддикции не могут не присутствовать в любовных отношениях. Угроза возникает, когда один из таких аддиктивных элементов начинает доминировать, нарушает связи человека с миром, ограничивает его способность к развитию, делает его менее свободным, открытым, лишает творческих подходов.

Настоящая любовь строится на взаимоподдерживающей системе отношений. Любящие люди всегда поддерживают друг друга в тяжелые моменты жизни, в трудных и кризисных ситуациях. Однако и этого недостаточно: очень важна поддержка не только в минуты слабости, но и в период триумфа, достижений, успеха. Даже на вершине достижения желаемой цели люди крайне нуждаются в поддержке, особенно наиболее близких им лиц. Существует состояние, получившее название «депрессия успеха», употребляемое для определения состояний подавленности после достижения долго ожидаемой цели. Здесь также очень важны понимание и сочувствие , как, впрочем, и во время внешне безоблачных состояний, поскольку и здесь имеются скрытые от посторонних глаз экзистенциальные проблемы, нередко общие для обоих партнеров. Во всех ситуациях любовь предполагает стремление к пониманию индивидуальности, личности другого человека, желание развить и усилить все лучшее друг в друге.

<<< начало --- окончание

Эта страница из раздела ”Психология любви”.

О влиянии сексуальных аддикций на здоровье в книге Курта Теппервайна «Психосоматика, отношения и здоровье». Книга есть в нашей библиотеке «Любовь, семья, секс и около…»

Статьи, относящиеся к этой же теме:

Большая подборка статей и книг о любовной аддикции, которую наша культура нередко называет «наркоманическая любовь» «сверхизбирательная любовь», «невротическая любовь», «слишком большая любовь», «больше чем любовь», «компульсивная любовь», «токсическая любовь» и т.д. и людях страдающих от этих расстройств.

Все статьи о романтической любви, почти энциклопедия.

Путеводитель по сайту и основным вехам в познании любви. Е.Пушкарев

Суть любви. Е. Пушкарев.

Что такое любовь. Е. Пушкарев

Коротко о любви. Е. Пушкарев

Влюбленность. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: совместимость, любовь. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: отношения. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: лидерство в любви и браке. Е Пушкарев

Психология любви. Е.Пушкарев

Тест на любовь: «шкала любви» З.Рубина.

Как избавиться от "любви"? Е. Пушкарев

Второй этап любовной мании и Анна Каренина. Е. Пушкарев

Психологическое здоровье обязательное условие для любви. Е. Пушкарев

Причины нарушения психологического здоровья. А. Шувалов

Зигмунд Фрейд о любви.

Сексуальность, женский и мужской оргазмы.

В нашей библиотеке книг и видео более 1000 единиц хранения по теме «Любовь, семья, секс и около…» Есть книги по теме этой статьи:

Скотт Даулинг «Психология и лечение зависимого поведения»

Валентина Москаленко «Когда любви слишком много. Профилактика любовной зависимости»

Борис Диденко «Хищная любовь»

Сьюзен Израэльсон, Элизабет Макавой «Синдром Мэрилин Монро»

Роман М. Койдль «Мерзавцы: почему женщины выбирают не тех мужчин»

Филипп ван Манчинг, Берни Катц «Во всем виноваты родители, или почем не складываются ваши любовные отношения»

Робин Норвуд «Надо ли быть рабой любви?»

Робин Норвуд «Женщины которые любят слишком сильно»

Стентон Пил, Арчи Бродски. «Любовь и зависимость»

Геннадий Старшенбаум «Аддиктология: психология и психотерапия зависимостей»

Стивен Хассен «Освобождение от психологического насилия»

Ирвин Ялом «Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы»

и другие.

Эрих Фромм

Поиск по сайту

Желающие оказать спонсорскую поддержку Клубу "ПРОСВЕЩЕННАЯ ЛЮБОВЬ" могут это сделать через
Яндекс деньги :
кошелек
410014252323944
или Сберкарту, подробности : club1@mail.ru
Заранее благодарны.

Важна ли тема любви для вас лично?

 Да, несомненно
 Думаю, это важно
 Интересно почитать...
 Мне безразлично
 Пустой сайт
  Результаты опроса

Rambler's Top100 Rambler's Top100

Индекс цитирования

Экология и драматургия любви

Наш сайт о природе любви мужчины и женщины: истоки, течение, около любовные переживания и расстройства.


Default text.

Ознакомительную версию книги можно скачать Миникнига

Из книги вы узнаете: любовь между мужчиной и женщиной исключительно положительное чувство. А очень похожая влюбленность с любовью никак не связана. А недоброкачественная влюбленность - мания, она же "наркоманическая любовь", "сверхибирательная любовь" "folle amore" (безумная любовь (ит.) не только никакого отношения к любви не имеет, а и совсем болезненное расстройство.

А научиться их различать не так уж и сложно.

У человека нет врожденного дара, отличать любовь от влюбленностей, других

псевдолюбовных состояний это можно сделать только овладев знаниями.

Жизнь удалась

Примеры настоящей любви

Пара влюбленных

Драматичные влюбленности известных людей, которые не сделали их счастливыми