образовательно-доверительный сайт


Говорите мне о любви. Ж. Липовецкий. часть 4

На нашем сайте опубликована Глава 1. «ОНА ГОВОРИТ О ЛЮБВИ» из книги Ж. Липовицкого «Третья женщина», состоящая из шести частей:

Она говорит о любви. Ж. Липовецкий. часть 1

От любви-вероисповедания к любви-тюрьме. Ж. Липовецкий. часть 2

Разобрать любовь на составляющие части. Ж. Липовецкий. часть 3

Говорите мне о любви. Ж. Липовецкий. часть 4

Женщины и порнография. Ж. Липовецкий. часть 5

Любовь, современность и индивидуальность. Ж. Липовецкий. часть 6

Жиль Липовецкий (род. 1944), профессор философии в Гренобле;

исторический роман Жиль Липовецкий в своей книге «Третья женщина» (1997г.; в 2003г. издана в России) набрасывает краткую историю женской участи: презрительное игнорирование женщин в античной культуре, инквизиторское преследование - в Средние века, мистико-эстетическое обожествление - в эпоху Возрождения, заточение в темнице буржуазного брака - в Новое время. Архаическое пренебрежение вторым полом Липовецкий называет эпохой "первой женщины", женщины-недочеловека. Ренессансное возвеличивание Прекрасной Дамы - периодом "второй женщины", женщины-сверхчеловека, женщины - рабыни идеала.
"Третья женщина", женщина эпохи постмодерна, - это женщина-гражданин, свободно распоряжающаяся собой. "Третья женщина" вольна, открыто жить с любовником, сама зарабатывает себе на жизнь, сама решает, за кого идти замуж, сама подает на развод, сама строит свою профессиональную карьеру и добивается почти таких же социальных привилегий, как и мужчины.

 Говорите мне о любви Хотите в этом убедиться? Пожалуйста. Для этого достаточно полистать женские газеты и журналы с их посвященными сердечным делам рубриками, с описаниями интимных переживаний, с репортажами о любовных историях знаменитостей из разных стран мира. Нет никаких сомнений в том, что женщины по-прежнему отводят любви исключительное место, они любят любовь и проявляют к разговорам, мечтам и тайнам, связанным с сердечными делами, гораздо более сильный интерес, чем мужчины. И наконец, посмотрите на литературу, называемую «литературой розовой водицы»: ее читают одни только женщины. Когда возникает нужда в наперсниках в том, что касается любовной страсти или половой жизни, то ими в большинстве своем становятся женщины: даже мужчины выбирают себе наперсников среди лиц противоположного пола^. В повседневной жизни женщины любят обсуждать между собой свой опыт в интимных делах, который они на досуге обдумывают, интерпретируют и разбирают по косточкам. Разговоры подобного рода не в чести у мужчин, зато для женщин они в порядке вещей. Конечно, теперь случается наблюдать, как в телевизионных передачах выставляют напоказ свои сердечные страдания мужчины и, может быть, они уже не так часто, как раньше, стесняются обсуждать с близкими людьми свои любовные неурядицы.

Однако факт остается фактом: если говорить о мужчинах, то подобные темы в их беседах возникают скорее как исключение, чем как правило, и продиктованы они бывают скорее случаем, нежели привычкой. Вопросы, связанные с любовью, мужчинами затрагиваются с неохотой, а женщинами с особым удовольствием: робости одних соответствует пыл других. Какими бы ни были успехи психологической культуры и как бы ни падал престиж мазохистских ценностей, а дорогая Парсонсу классическая дифференциация нисколько не утратила в этом смысле своей справедливости^: мужчин по-прежнему определяют посредством инструментальной ориентации, тогда как женщин - посредством их выразительной функции. Современная легитимация выражения сокровенного опыта пережитого никоим образом не породила ситуации взаимозаменяемости ролей: то, что мы наблюдаем в социальном распределении ролей в любовной сфере, в большей мере передает многовековую преемственность, нежели исторический разрыв.

ссылка

^Les Comportements sexuels en France, op. cit., p. 175.

Ожидания и требования в области жизни чувств, хотя и в иной форме, но столь же наглядно демонстрируют постоянство избыточных инвестиций женщин в любовь. При проживании вдвоем женщины более чувствительны, чем мужчины, к словам и к свидетельствам любви, они проявляют большую, чем мужчины, потребность в любви, а обыденная и будничная жизнь порождает у них разочарования и фрустрации*. «Он больше не говорит мне о любви» - это и женский рефрен, и воплощение женского отчаяния. Непомерная значимость любви для женщин имеет в качестве коррелята «бесконечные женские сетования на любовные страдания»^, череду нареканий в адрес мужчин, обвиняемых в эгоизме, в нехватке романтизма и в неспособности выразить собственные чувства, а также в том, что любовные отношения они приносят в жертву профессиональной деятельности. Подобные упреки исходят обычно от женщин, и куда реже - от мужчин. Поскольку мужчины не социализируются в романтическом духе, они более легко обретают привычку к «рутинным» отношениям и к меньшей нарочитости в проявлении чувств. Женщины труднее переживают нехватку любовных признаний, недостаток сентиментальности; они настоятельней, чем мужчины, мечтают познать большую любовь и часто укоряют мужчин в том, что те отгораживаются от них, ускользают и не отдаются им целиком. Какую бы силу ни набрала культура равноправия, ей все-таки не удалось уподобить друг другу любовные притязания двух разных полов.

ссылки

^Talcott Parsons et Robert Baies, Family, Socialization and Interaction Process, New York, Free Press ofGlencoe, 1955.

*Фрустрация - психологическое состояние, которое возникает в ситуации разочарования, неосуществления какой-либо потребности; проявляется в гнетущем напряжении, тревожности, чувстве безысходности. Реакцией на фрустрацию может быть уход в мир грез и фантазий, агрессивность в поведении и т. п.

^Denise Bombardier, La Deroule des sexes, Paris, Seuil, 1993, p. 11-37.

Это означает, что в полном согласии с историческим прошлым любовь остается краеугольным камнем женской идентичности. Ускоренное выдвижение на авансцену демократических ценностей дало толчок все более настоятельному требованию свободы распоряжаться собой в профессиональной, семейной и половой сфере, но оно ни в коей мере не упразднило запросы женщин, связанные с проявлением страстей, которые в этом плане свидетельствуют о стремлении к самоотречению. С одной стороны, крепнут женские притязания на свободу распоряжаться собой в качестве социального субъекта, с другой - воспроизводятся ожидания субъективной «утраты власти над собой» в области эмоциональной жизни. Женственность созидается отныне в сопряжении стремления держать судьбу в собственных руках и потребности раствориться в своей страсти, понимаемой как столбовой путь к яркой и наполненной жизни.

Вот почему женский пол всегда будет помещаться в русле тысячелетней культуры, если справедлива мысль о том, что во все времена он определялся как пол, который не принадлежит себе, как пол, суть которого составляет субъективное невладение собой вследствие особенностей тела, пронизываемого никому не подвластными силами воспроизводства^.

ссылка

^На этом пункте особенно настаивает Глэдис Свейн (Gladys Swain, Dialogue avec l'insense, Paris, Gallimard, 1994, p. 215-236).

«Психическая неуравновешенность», нимфомания, истерия* - таковы симптомы, приписываемые женскому полу, которые были объяснены классической наукой как очевидное проявление отказа от собственной идентичности и утраты субъектом власти над своим телом. Именно по этим причинам женщины традиционно заявляют о себе как о более страстных существах, нежели мужчины: «Женщина имеет у себя внутри орган, подверженный жутчайшим спазмам, подчиняющий ее своему влиянию и вызывающий в ее воображении всякого рода иллюзии»^. Женщина - создание по природе своей себе неподвластное, наделенное хрупкой психикой и покорное стихийным силам жизни и рода подвержена истерии в той же мере, в какой она рождена для доходящей до полного самозабвения любовной страсти: «Постоянно на самой грани восторга, мистических видений, пророчеств, откровений, пламенной поэзии и истерики»^. В определенном смысле эта схема поведения воспроизводится и в наши дни за тем исключением, что полного самоотречения, в котором выражается женская потребность в любви, уже как такового не осуществляют: к нему стремятся в психологическом плане. Верность традиции переживания женщиной страсти воспринимается отныне не как вступающая в противоречие с существом-объектом, а как совместимая с современными идеалами личной независимости.

ссылки

*При этом следует помнить, что в истерическом женском характере есть не только негативные, но и позитивные стороны. «Такая женщина поддерживает мужественность представителей противоположного пола, поскольку принимает сексуальную природу маритальных отношений. Но настаивая на том, чтобы сексуальное влечение мужчины подчинялось романтическому идеалу, она отрицает мужское удовлетворение. Такую женщину выбирает мужчина, которого возбуждает его влечение, но его избранница увертывается от него и не дает ему одержать победу» (Лоуэн Александр. Любовь и оргазм. Революционный взгляд на сексуальную жизнь. М.: Институт общегуманитарных исследований, 1997. С. 347).

^Diderot, Sur les femmes, op. cit., p. 952.

^Ibid., p. 953.

Постоянство эмоционального полюса в женской идентичности не подразумевает отсутствия серьезных изменений. На протяжении трех последних десятилетий женщины все решительнее перестают отождествлять любовь с браком, нередко предпочитая сожительство кольцу на пальце. И в то же время существование женщин не вращается больше исключительно вокруг любовных и семейных ценностей: жить в ожидании мужчины и в его тени, пожертвовать ради него учебой, профессиональной деятельностью и материальной независимостью - все это перестало быть само собой разумеющимся. «Вся полнота жизни - в любви», - говорила Лу Андреа-Саломе*: какая женщина в наши дни признает, применительно к себе, справедливость подобной сентенции? Идеалы самореализации и независимости подорвали беззаветную веру женщин в любовь и способствовали зарождению любви менее безрассудной, менее всеобъемлющей и менее жертвенной. Освободившись от ethos** самоотречения, женская любовь сочетается отныне с устремлением к личной независимости.

Если любовь как жреческое служение иссякает, то совсем по-иному обстоит дело с ожиданием любви и с женскими любовными притязаниями. Об этом свидетельствует, кроме всего прочего, и новое отношение второго пола к разводу. Как известно, теперь в большинстве случаев именно женщины берут на себя инициативу при разводах и разрыве связи^. Само собой разумеется, что выдвигаемые для разрыва отношений причины различны, и реальные тяготы жизни замужней женщины (двойной рабочий день, вероятность грубого обращения и т. п.) определенным образом влияют на эту практику.

ссылки

*Лу Андреа-Саломе (1861-1936) - женщина-легенда, автор интереснейших воспоминаний под названием «Моя жизнь»; в числе ее близких знакомых были Фридрих Ницше, Зигмунд Фрейд, австрийский поэт Рильке.

**Ethos (греч.) - термин античной философии, обозначающий характер явления, например, устойчивый нравственный характер.

^Когда заявление о разводе подается одним из супругов, то в 7 случаях из 10 оно исходит от женщины (см.: Les Femmes, INSEE, Contours et caracteres, 1991, p. 28). И в Соединенных Штатах на долю разводов, начатых по инициативе женщин, выпадает от 55 до 65 %.

Но одних только рассуждений об «интересах» недостаточно для понимания того факта, что в большинстве своем именно женщины «указывают на дверь» своему супругу или уезжают и выступают инициаторами расставания. Любопытно отметить, что, в сравнении с мужчинами, куда большее число женщин описывает свой рухнувший брак как неизбежно обреченный на провал, как «трагедию», случившуюся «по вине другого», и как определенным образом запрограммированный катастрофический результат. Мужчины в большей степени склонны интерпретировать случившееся как «драму», и среди них, если сравнивать с женщинами, гораздо многочисленнее те, кто заявляет о неожиданности для них поводов, послуживших толчком для развода с ними^.

ссылка

^Об оппозиции «женская трагедия»/»мужская драма» см.: Irene Thery, Le Demariage, Paris, Odile Jacob, 1993, p. 242-266.

Подобные расхождения в интерпретации, так же как и женская инициатива в расторжении брака, коренятся еще и в различии способов, какими мужчины и женщины вкладывают душу в свой брак и в сокровенную жизнь чувств. Поскольку женщины социализируются в культуре, уделяющей первостепенное значение чувству и отношениям между людьми, они более остро, чем мужчины, ощущают неполадки в совместной жизни и потому одиночество и боль расставания предпочитают отныне отсутствию любви и череде злоключений - день за днем, ночь за ночью. Чем более женщина независима, тем труднее она смиряется с неудачным замужеством, не оправдавшим ее надежд обрести в браке нежность, взаимопонимание и близость. Вместо того чтобы замыкать женщин в их собственном мирке, развитие индивидуализма способствует проявлению большей требовательности по отношению к другому при меньшей готовности терпеть семейную жизнь, не приносящую удовлетворения и неоправдавшую надежд на любовь и на личностное общение. Мало сказать, что повсеместное установление основанного на свободном распоряжении собой жизненного уклада не отменило первостепенной значимости для женщин их ожиданий в области чувств и межличностного общения: такой уклад еще и распространил подобные ожидания среди всех слоев женского населения.

Эрос, чувство и различие полов.

Восприятие секса в немалой степени иллюстрирует устойчивость различий полов в их отношении к любви. Что мы узнаем из последних анкет по исследованию сексуального поведения? Прежде всего то, что женщины, судя по их заявлениям, меньше склонны к неверности, чем мужчины: 6 % женатых мужчин и 3 % замужних женщин признаются, что имели внебрачную связь в последние двенадцать месяцев^. Вдобавок женщины, судя по их признаниям, в среднем имели в своей жизни гораздо меньше сексуальных партнеров, чем мужчины: у мужчин их 11, тогда как у женщин - 3^.

ссылки

^Это процентное соотношение поднимается до 13 и соответственно до 7 у мужчин и женщин, которые совместно проживают без брака (Andre Bejin, «Les couples francais sont-ils fideles?». Panoramiques, #25, 1996, p. 71).

^Les Comportements sexuels en France, op. cit., p. 134.

*Более восьми веков минуло с тех пор, как Фениса, героиня романа Кретьена де Труа «Клижес» (1176), провозгласила важнейшую женскую заповедь: «Душа и тело - одному».

Такое расхождение не только свидетельствует о бахвальстве самцов и женском лицемерии, но и находит соответствия и вполне согласуется с различиями в том, как мужчины и женщины представляют себе связь между сексом и чувством. Женщины и в самом деле гораздо реже, чем мужчины, пускаются в любовные авантюры, не испытывая при этом влюбленности*; они реже приемлют мысль о том, что можно иметь сексуальные отношения с кем-нибудь, не испытывая при этом любви; каждые две женщины из трех заявляют, что они были сильно влюблены в своего первого партнера, и только одна из них признает, что была к нему равнодушна, тогда как у мужчин это соотношение один к трем. И гораздо меньшее число женщин считает, будто случайные измены укрепляют любовь. Мужчины грезят о сексуальных отношениях со многими партнершами, тогда как женщинам фантазии подобного рода чужды^. Совершенно очевидно, что мужчины и женщины не всегда имеют одинаковые взгляды на половую жизнь и в особенности на ее связь с жизнью чувств. Современный либерализм в области половой морали не сделал из прошлого своего рода tabula rasa: он возрождает любовь в качестве первейшей основы женского эроса.

Давайте будем осторожней с идеей о «вечной женственности». В наши дни женщины в значительной степени лишили либидо* ореола трагизма, их любовные авантюры уже не обязательно подразумевают большую любовь и могут свободно развиваться без каких-либо планов на будущее.

ссылки

^Les Comportements sexuels en France, op. cit. P. 126, 145, 200.

*В сексологии либидо - это половое влечение. В психоанализе Фрейда это понятие означает преимущественно бессознательные сексуальные влечения, способные к вытеснению и сложной трансформации (патологической регрессии или сублимации). У Юнга либидо - это психическая энергия вообще, своего рода метафизический принцип психики.

Курортные романы, мимолетные влюбленности, развлечения на один вечер - все это отныне не чуждо и женщинам, и переживается ими без мук и чувства вины. Это вовсе не означает, будто между мужчинами и женщинами нет больше различий в том, как они относятся к плотской любви. В действительности женская эротика продолжает подпитываться доказательствами любви и сентиментальными образами. Невелико число женщин, которые рассматривают половые отношения как результат простого физического влечения, как цель в себе и чистый обмен удовольствием; зато многие не отделяют полноту сексуального удовлетворения от всплеска чувств.

Занятие любовью без любви к своему партнеру перестало быть для женщин табу; об этом свидетельствуют фильмы и романы: они теперь нередко показывают героинь, которые пускаются в любовные приключения, не имеющие будущего. Тем не менее женщины нечасто делают признания относительно половых сношений, затеянных ради одних только острых ощущений, редко ищут такие ощущения ради самих этих ощущений и еще реже получают от них в подобном случае полное удовлетворение. И каких бы высот ни достигло сексуальное «освобождение», женщины сохраняют свою приверженность эротизму, проникнутому чувствами, и в меньшей степени, нежели мужчины, склонны к «коллекционированию». Утратив свою былую четкость, распределение ролей в эмоциональной сфере не исчезло окончательно: если женщины по-прежнему склонны объединять секс с любовью, то мужчины с необычайной легкостью приемлют их разделение.

Flash back*. В грозовые 60-е годы в женских объединениях и в газетах для женщин, вовлеченных в радикальное оспаривание буржуазных порядков, развернулась дискуссия. Как объяснить тот факт, что сексуальная эмансипация женщин по всей видимости изрядно облегчает жизнь мужчинам, тогда как на долю женщин выпадают дополнительные трудности и неудовлетворенность? Поборницы женских свобод задавались вопросами на эту тему и рассказывали о той ловушке, в которую, по их признанию, они угодили. Они поверили в свободную от запретов и от глубины чувств сексуальную жизнь, а в результате получили все, что угодно, но только не расцвет личности, ибо для любви в таком случае просто не осталось места.

ссылка

*Flash back (англ.) - термин кинематографии, означающий кадры, прерывающие повествование, чтобы в сжатом виде повторить ранее показанные события (в мыслях героев и т. п.).

Осуществляя свою революцию, они ошиблись в выборе пути: голый секс, не согретый огнем души, возможно, и годится для мужчин, но он не отвечает глубинным потребностям женщин. С тех пор минуло уже тридцать лет, но суть проблемы остается той же, хотя революционной риторики и стало меньше. Женщины неизменно продолжают упрекать мужчин в их эмоциональной заторможенности, а фильмы и признания женщин наглядно показывают бесперспективность случайного секса и эроса, лишенного романтики.

В середине 80-х годов опубликовали результаты опроса, который поверг в шок все мужское население. Одна американская журналистка задала своим читательницам следующий вопрос: «Были бы вы удовлетворены нежными объятиями, если бы дело так и не дошло до полового акта?» 7 женщин из 10 ответили положительно. Чуть позднее во Франции столько же женщин точно так же заявили, что ласки и нежности предпочитают половому акту; более чем 1 француженка из каждых трех утверждают, что они могли бы обойтись и без полового акта, если бы получили достаточно нежности и ласк^. Комментарий сексолога: это знак того, что сексуальность в нашем обществе ничтожная, убогая, а мужчины неумелые. Но как можно поверить в подобное утверждение, если большинство женщин признают, что достигли оргазма во время их последнего полового сношения, и подавляющее большинство женщин говорит о том, что они удовлетворены своей половой жизнью?^

ссылки

^Marie-Claire, #392, avril 1985.

^Les Comportements sexuels en France, op. cit., p. 157, 202.

Отдавая предпочтение нежным ласкам, женщины выражают отнюдь не скудость сексуальных устремлений: они выражают однозначный выбор в пользу эмоционально насыщенной жизни, в пользу межличностного общения и глубины чувств. Речь идет не о разочаровании в сексе, а о сверхщедрых инвестициях в сердечные дела. Это не убийственная тоска плоти, а фрустрация от занятий сексом, лишенным нежности.

Сексуальная революция налицо, но налицо также и постоянство в распределении ролей в эмоциональной сфере по признаку пола. И все-таки нет никаких сомнений в том, что различия между двумя полами в их отношении к любовным делам сильно ослабли за последние полвека. Женская свобода нравов больше не предается поруганию; мечты женщин больше не сосредоточены исключительно на жизни чувств; женщины перестали быть более снисходительными, чем мужчины, в отношении неверности партнера. В то же время мужчины не требуют отныне от своей супруги целомудрия, они больше говорят о собственной эмоциональной жизни, они, как и женщины, отказываются от брака, не основанного на любви. Вместе с тем это бесспорное сближение полов никоим образом нельзя отождествлять со взаимозаменяемостью ролей в эмоциональной сфере.

Разделение на мужское и женское, хотя оно и стало менее явным, менее отчетливым и выраженным, тем не менее продолжает быть действенным: мужчины и женщины и говорят о любви, и переживают ее по-разному. И речь здесь идет именно о социальных нормах, а не о реальности, коренящейся в генетической конституции полов. Десятки тысячелетий истории, в которой отсутствовала любовь-страсть, со всей очевидностью показывают, что исключительная приверженность женщин чувствам не может быть объяснена каким-либо биологическим детерминизмом. Нельзя не отметить, что женская эмансипация и психологизация мужских особей не выступают «моделью взаимоуподобления полов»^, поскольку эта модель не распространилась на область распределения ролей в эмоциональной жизни. И ощущение различий между полами не пропадает вопреки и наперекор всему.

ссылка

^Elisabeth Badinter, L'un est l'autre, Paris, Odile Jacob, 1986.

Справедливость требует признать, что развитие в процессе истории демократического равноправия безвозвратно изменило приметы существа другого пола. Разрушая основополагающую для досовременных обществ систему разнородности полов в пользу глубинной идентичности личностей и полов, правовое равенство породило движение к взаимной открытости полов друг для друга, к признанию в другом себя*. На смену закрытому универсуму коренных различий между полами пришел универсум общей принадлежности к человеческому роду, когда «другой» переживается как такой же по своей сути^.

ссылки

*Как показывают наблюдения, в наши дни начинает преобладать эгалитарное воображение как порождение культуры, в которой чувство общей принадлежности к человеческому роду возобладало над страхом сексуальной «чуждости» существа другого пола тем все еще не до конца изжитым страхом, что творил миф о женщине-вампе, о неизбывном коварстве и разнузданной греховности «прислужницы дьявола». В современной культуре секс занял место греха и мы стали свидетелями торжественного возвращения Венеры Каллипиги - Прекраснозадой Венеры древности.

^Получило признание классическое исследование Марселя Гоше «Токвиль, Америка и мы» (Marcel Gauchet, «Tocqueville, l'Amerique et nous», Libre, #7, 1980).

Однако разное, в зависимости от пола, восприятие, как и непостижимость «другого», не исчезли окончательно. Мужчины по-прежнему считают женщин загадочными и противоречивыми, непредсказуемыми и «сложными», вспыльчивыми и «назойливыми»; женщины упрекают мужчин в отсутствии душевной отзывчивости и тонкости чувств, в эгоизме и в эмоциональной «ущербности». Беспрецедентному процессу уравнивания условий жизни не удалось заставить нас признать, что два пола по существу одинаковы, и такой процесс не покончил ни с тайнами, ни со взаимным недопониманием между полами: один пол не стал двойником другого, и именно это ограничение в процессе уничтожения несходства между полами отныне являет собой самый загадочный феномен. С точки зрения антропологии мы чувствуем себя одинаковыми, а с точки зрения психологии - различными: провозглашенного «андрогинного»* примирения не состоялось.

ссылка

* «Андрогинный» - то есть обладающий качествами обоих полов. В культуре постмодерна представление о человеке как о существе, наделенном андрогинностью, получило развитие в концепциях неофеминизма и нашло свое отражение в художественной практике постмодернизма (об этом см.: Маньковская Надежда. Эстетика постмодернизма. СПб.: Алетейя, 2000. С. 181).

Статьи, относящиеся к этой же теме:

Путеводитель по сайту и основным вехам в познании любви. Е.Пушкарев

Суть любви. Е. Пушкарев.

Что такое любовь. Е. Пушкарев

Коротко о любви. Е. Пушкарев

Влюбленность. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: совместимость, любовь. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: отношения. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: лидерство в любви и браке. Е Пушкарев

Психология любви. Е.Пушкарев

Тест на любовь: «шкала любви» З.Рубина.

Эрос и культура: Философия любви и европейское искусство. В.П.Шестаков

Литература сыграла огромную роль в любовном культе. М.О.Меньшиков

Суеверия и правда любви. М.О.Меньшиков

Философия любви и философия сексуальности: в истории развития человеческой культуры и современном психоанализе. В.П.Петров.

Концепт любви в мировой культуре.Вал. А. Луков, Вл. А. Луков

Зигмунд Фрейд о любви.

Эрих Фромм

Поиск по сайту

Желающие оказать спонсорскую поддержку Клубу "ПРОСВЕЩЕННАЯ ЛЮБОВЬ" могут это сделать через
WebMoney:
WMR 854184784200
WMZ 853215145380
Заранее благодарны.

Важна ли тема любви для вас лично?

 Да, несомненно
 Думаю, это важно
 Интересно почитать...
 Мне безразлично
 Пустой сайт
  Результаты опроса

Rambler's Top100 Rambler's Top100

Индекс цитирования

Экология и драматургия любви

Наш сайт о природе любви мужчины и женщины: истоки, течение, около любовные переживания и расстройства.


Default text.

Ознакомительную версию книги можно скачать Миникнига

Из книги вы узнаете: любовь между мужчиной и женщиной исключительно положительное чувство. А очень похожая влюбленность с любовью никак не связана. А недоброкачественная влюбленность - мания, она же "наркоманическая любовь", "сверхибирательная любовь" "folle amore" (безумная любовь (ит.) не только никакого отношения к любви не имеет, а и совсем болезненное расстройство.

А научиться их различать не так уж и сложно.

У человека нет врожденного дара, отличать любовь от влюбленностей, других

псевдолюбовных состояний это можно сделать только овладев знаниями.

Жизнь удалась

Примеры настоящей любви

Пара влюбленных

Драматичные влюбленности известных людей, которые не сделали их счастливыми