образовательно-доверительный сайт


Любовь и смысл жизни. С.Воркачев

Сергей Григорьевич Воркачев. Об авторе: Сергей Григорьевич Воркачев.
Доктор филологических наук, профессор, действительный член Нью-Йоркской академии наук, заведующий кафедрой научно-технического перевода Кубанского государственного технологического университета.

На нашем сайте опубликовано три главы из монографии С. Г. ВОРКАЧЕВА «ЛЮБОВЬ КАК ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ КОНЦЕПТ»:

Любовь и смысл жизни. С. Воркачёв

Любовь и юмор. С. Воркачёв

Красота и любовь. С. Воркачев

«Человеческое сердце не находит себе покоя, пока оно не осуществит смысл и цель своей жизни» (Св. Августин). Телеономные концепты (от греч.  – результат, завершение, цель и  – закон) – это высшие духовные ценности, образующие и воплощающие для человека нравственный идеал, стремление к которому создает моральную оправданность его жизни, – идеал, ради которого стоит жить и не жалко умереть: счастье – «побудительный мотив любых поступков любого человека, даже того, кто собирается повеситься» (Паскаль), любовь, которая правит миром, красота, которая требует жертв и спасет мир, истина, свобода, справедливость и вера, за которые идут на костер, и пр. Телеономные концепты могут принимать «агонистическую», отрицательную форму и представлять нравственному сознанию «антиценности» – то, борьбе с чем можно посвятить свою жизнь: зло, подлость, несправедливость.

Представление о конечной цели и предназначенности собственного бытия является одной из основных характеристик любой зрелой личности. Мотивация и ориентация жизнедеятельности – основная функция смысла жизни (Макейчик 2004: 58). Потребность смысла жизни присуща взрослому человеку, без её удовлетворения он не способен к нормальной жизнедеятельности (Обуховский 1971:182): «горе людям, не знающим смысла своей жизни (Паскаль). И если «вся жизнь наша есть стремление к цели» (Трубецкой 1995: 51), то в иерархии целей, где одни цели подчинены другим в качестве средств, должна быть цель, которая желательна сама по себе: нечто бесконечно дорогое, ради чего стоит жить и не жалко умереть. «Эта цель, или, что-то же, жизненный смысл, есть предположение неустранимое, необходимо связанное с жизнью как таковой» (Трубецкой 1995: 51). Смысл жизни, тем самым, – это высшая ценность в аксиологической системе индивида и определяющая функция личности (Моска-ленко-Сержантов 1984: 275, 213).

Понятие смысла жизни как теоретической проблемы – приобретение Нового времени и связано с переходом от религиозного культа к культу разума и последующим разочарованием в нем (Стрелец 2001: 445). Оно пришло на смену идее бессмертия (Дубко–Титов 1989: 109), сохранив последнюю в глубинных своих основаниях как условие «и логической, и нравственной допустимости веры в смысл жизни» (Введенский 1994: 105).

«Жизнь вообще» как существование рода человеческого либо вовсе не имеет смысла, либо этот смысл непостижим, поскольку за его пределами находится либо пустота, «Ничто», либо Вечность и Творец, замысел которого человеку неведом. Смысл как «ценность, на которую направлено действие, трансцендентна по отношению к самому этому действию» (Франкл 1990: 170), и жизнь, если это именно жизнедеятельность, должна иметь цель за своими пределами. Тем не менее, смысл жизни отдельного бытия, безусловно, существует, его находит человек сам и он лежит за пределами индивида, но в пределах родовой сущности человека: «Я продолжаю думать, что мир этот не имеет высшего смысла. Но я знаю также, что есть в нем нечто, имеющее смысл, и это – человек, ибо человек – единственное существо, претендующее на постижение смысла жизни» (Камю 1990: 116). Смысл жизни, как и смысл вообще, «рукотворен», это вопрос моральной решимости: он «привносится» в неё самим человеком, который его в ней «обнаруживает» (Франкл 1990: 291–292), его нельзя «найти в готовом виде раз и навсегда данным, уже утвержденным в бытии, а можно только добиваться его осуществления» (Франк 1994: 559) – «мы сами выбираем смыслы своей жизни и сами ощущаем их правомерность» (Налимов 1989: 252).

Будучи трансцендентным по отношению к индивидуальному бытию, смысл жизни не уничтожается смертью, более того, смерть, очевидно, является для сознания своего рода фильтром, отделяющим промежуточные цели, цели-средства, от высших целей, составляющих аксиологическое ядро личности – «самое дорогое», «сверхценность».

Смысл жизни человека как центральная ценность в аксиологической структуре личности определяется осознанием соотношения её основных витальных функций (потребностей, «сущностных сил»). Витальные функции, представляющие сознанию смысл жизни человека, трансцендентны и телеономны, они направлены к цели, лежащей за пределами индивидуального бытия и столь «напряжены» (Москаленко-Сержантов 1984: 216), что приводят человека к мысли, что его жизнь как бы продолжается за границами его телесного существования, нацелена на бессмертие в потомстве, в творчестве, в памяти рода. Неслучайно для многих квинтэссенцией смысла жизни представляется любовь: в ней сливаются и стремление к телесному бессмертию и духовное продолжение собственной личности в другом.

Можно еще отметить, что поиски смысла жизни – черта, характерная для менталитета русского человека, который «страдает от бессмыслицы жизни» и «остро чувствует, что, если он просто «живет как все» – ест, пьет, женится, трудится для пропитания семьи, даже веселится обычными земными радостями, он живет в туманном, бессмысленном водовороте, как щепка уносится течением времени, и перед лицом неизбежного конца жизни не знает, для чего он жил на свете» (Франк 1994: 503).

Любовь, по утверждению Эриха Фромма, – «единственный разумный и удовлетворительный ответ на вопрос о смысле человеческого существования». В этой «универсалии культуры субъективного ряда» (Можейко 1999а: 384) фиксируется отношение к объекту как к чему-то безусловно ценному, представляет собой, если можно так сказать, «телеономный концепт в квадрате»: она формирует смысл индивидуальной жизни и через выход за пределы отдельного бытия, и через стремление единения с абсолютным благом: «жизнь человека имеет смысл до тех пор, пока он вносит смысл в жизнь других людей с помощью любви, дружбы, сострадания и борется против несправедливости» (Бовуар).

Этимология свидетельствует, что во многих языках семантика любви производна от семантики желания: греческий eros у Гомера означает не только желание женщины, но и желание пищи и питья (Шестаков 1999: 8). В любви сопряжены два вида желания: желание обладать объектом и желание добра объекту, причем объект этот занимает центральное место в аксиологической области субъекта и нет таких жертв, на которые последний не пошел бы, чтобы получить его и сохранить его в своей «личной сфере».

Желание объекта выступает как стремление к единению с ним: «В Любви возрождается единая истинная личность, свободным слиянием частей своих восстанавливая когда-то и как-то расторженное ею» (Карсавин 1999: 447). В то же самое время любовь – это не просто благо, а, по утверждению Эпикура, «конечная цель» (Диоген Лаэртский 1979: 398).

Желание блага объекту выступает как стремление выйти за пределы собственного Я – «любить, значит быть тем, что вне меня» (Гегель) – и, тем самым, создать смысл собственной жизни и обрести бессмертие: «Смысл человеческой любви вообще есть оправдание и спасение индивидуальности чрез жертву эгоизма» (Соловьев 1991: 113); «Любовь имеет в том смысле связь со смертью, что она есть победа над смертью и достижение бессмертия» (Бердяев 1990: 402). Неслучайно любовь истолковывается через счастье: «Любовь есть склонность находить удовольствие в благе, совершенстве, счастье другого человека» (Лейбниц).

В качестве родового понятия любовь-межличностное чувство охватывает широкий круг эмоциональных явлений, характеризующихся положительным отношением к другому, – от простой симпатии до всеохватывающей страсти. В зависимости от объекта выделяются три основных вида собственно любви: I) родительская, 2) сыновья и 3) половая (Соловьев 1896: 216). Сюда можно также включить любовь братскую, а любовь к самому себе и любовь к Богу (Fromm 1962: 46–82) едва ли можно отнести к межличностным чувствам. Однако под «просто любовью» понимается, как правило, любовь эротическая, именно её респонденты отличают от дружбы и любовного влечения. Эротическая любовь – наиболее поздняя разновидность любви, в Европе она появилась лишь в античную эпоху, до этого человечество обходилось лишь одним половым инстинктом, libido. В античные времена появилась и первая, обличенная в мифологическую форму, философская концепция эротической любви, дожившая и до настоящих дней. Принадлежит она Платону, который называет любовью «жажду целостности и стремление к ней».

Эротическая любовь, в свою очередь, делится на подвиды (соlours «цвета» – Lee 1973) в зависимости от её интенсивности, глубины («серьезности») и таких, казалось бы, несовместимых с этим чувством «дополнительных целей», как честолюбие, материальный расчет и развлечение. Так, Стендаль в своем трактате выделяет любовь-страсть, любовь-влечение («Это картина, где все, вплоть до теней, должно быть розового цвета, куда ничто неприятное не должно вкрасться ни под каким предлогом, потому что это было бы нарушением верности обычаю, хорошему тону, такту и т.д.»), физическую любовь («Подстеречь на охоте красивую и свежую крестьянку, убегающую в лес») и любовь-тщеславие (обладание «женщинами, которые в моде, как красивыми лошадьми») (Стендаль 1959: 363–364).

К античным временам восходит классическая типология любви, различающая такие типы, как филия (delictio) – любовь-приязнь, любовь-симпатия, любовь-дружба, предполагающая свободный индивидуальный выбор, сторге – любовь-привязанность, агапе (caritas) – любовь к ближнему, эрос (amor) – чувственная любовь.

Наиболее подробная, опирающаяся на эмпирические факты классификация подвидов («стилей») эротической любви представлена в работах современных западных социологов (Hendrick-Hendrick 1986: 393): I) эрос – страстная любовь, направленная на полное физическое обладание; 2) сторге – любовь-привязанность, любовь-дружба, «супружеская любовь»; 3) людус – любовь-игра, влюбленность; 4) прагма – рассудочная любовь, любовь по рас-чету; 5) мания – любовь-одержимость, любовь-зависимость; и 6) агапе – бескорыстная, жертвенная любовь.

В теории социального взаимодействия на основе признаков «статуса» (ценности) партнера и «власти» (способности «наказывать») выделяются семь типов любовных отношений: романтическая любовь, братская любовь, харизматическая любовь (любовь учеников к учителю, например), измена, влюбленность (infatuation), поклонение и любовь детей и родителей, из которых, правда, лишь три – романтическая любовь, измена и влюбленность – являются видами любви эротической (Kemper I978: 285–292). В романтической любви оба партнера одинаково ценны в глазах друг друга и в одинаковой степени друг от друга зависят. Если же это равенство нарушается утратой ценностного статуса одного из партнеров при сохранении из взаимной зависимости, то это «измена», а если же любовные отношения и вовсе односторонни – у одного из партнеров нет ни «статуса», ни «власти», то это – «влюбленность».

«Равноименность» различных видов любви в языке интуитивно отражает, видимо, их глубинное родство, основанное на способности любви выступать в качестве «целестремительной и соединительной связи» (Апресян 2001: 241).

Статьи, относящиеся к этой же теме:

Концепт любви в русском языковом сознании. С.Воркачёв

Путеводитель по сайту и основным вехам в познании любви. Е.Пушкарев

Суть любви. Е. Пушкарев.

Что такое любовь. Е. Пушкарев

Коротко о любви. Е. Пушкарев

Влюбленность. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: совместимость, любовь. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: отношения. Е. Пушкарев

Мужчина и женщина: лидерство в любви и браке. Е Пушкарев

Психология любви. Е.Пушкарев

Тест на любовь: «шкала любви» З.Рубина.

Литература сыграла огромную роль в любовном культе. М.О.Меньшиков

Суеверия и правда любви. М.О.Меньшиков

Концепт любви в мировой культуре.Вал. А. Луков, Вл. А. Луков

Осмысление любви в древнем мире. Архаический дискурс и квазисубъект любви. В.М. Розин.

Новоевропейское представление о любви. В.М. Розин

Зигмунд Фрейд о любви.

Эрих Фромм

Поиск по сайту

Желающие оказать спонсорскую поддержку Клубу "ПРОСВЕЩЕННАЯ ЛЮБОВЬ" могут это сделать через
WebMoney:
WMR 854184784200
WMZ 853215145380
Заранее благодарны.

Важна ли тема любви для вас лично?

 Да, несомненно
 Думаю, это важно
 Интересно почитать...
 Мне безразлично
 Пустой сайт
  Результаты опроса

Rambler's Top100 Rambler's Top100

Индекс цитирования

Экология и драматургия любви

Наш сайт о природе любви мужчины и женщины: истоки, течение, около любовные переживания и расстройства.


Default text.

Ознакомительную версию книги можно скачать Миникнига

Из книги вы узнаете: любовь между мужчиной и женщиной исключительно положительное чувство. А очень похожая влюбленность с любовью никак не связана. А недоброкачественная влюбленность - мания, она же "наркоманическая любовь", "сверхибирательная любовь" "folle amore" (безумная любовь (ит.) не только никакого отношения к любви не имеет, а и совсем болезненное расстройство.

А научиться их различать не так уж и сложно.

У человека нет врожденного дара, отличать любовь от влюбленностей, других

псевдолюбовных состояний это можно сделать только овладев знаниями.

Жизнь удалась

Примеры настоящей любви

Пара влюбленных

Драматичные влюбленности известных людей, которые не сделали их счастливыми